Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть III


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-cyg6GbAXlM0%2FVEPulZI9ThI%2FAAAAAAAAAUw%2FJ2q4AXoblAA%2Fw500-h337-no%2F%25D0%259B%25D0%25B0%25D1%2581-%25D0%2592%25D0%25B5%25D0%25B3%25D0%25B0%25D1%2581.jpg&hash=1408269c02f7ac02fb27ba6a8e1fc0a1

Я помню свою последнюю игру в колледже. Помню ощущения после нее. Я сидел в раздевалке в абсолютной прострации. Впервые я не знал, что ждет меня в будущем. Я был собственностью «Ванкувера», но не питал никаких иллюзий.
С момента моего драфта прошло три года. Брайана Бурка в команде уже не было. Я мечтал оказаться в стане «косаток», но мое резюме из колледжа не впечатляло.
  • Дебютный сезон: 3 гола. Я только привыкаю к лиге.
  • Второй сезон: 9 голов. Все равно разочарование.
  • Третий сезон: 23 гола. Начинаем двигаться в верном направлении.
  • Последний сезон: 17 голов. Любой результат ниже 23-х – разочарование. И для меня, и для моих потенциальных работодателей.
Нужно было посоветоваться с «семейным консультантом», Пэтом Моррисом. Моррис был агентом многих известных хоккеистов, в том числе Криса Пронгера. Однако игроки из колледжа не имеют права иметь агентов, поэтому у них есть «консультанты». Самое удивительное, что потом именно эти «консультанты» становятся агентами этих хоккеистов.
Я позвонил Пэту и спросил о шансе подписать контракт с клубом НХЛ. Он ответил, что «шансы малы». Под словом «малы», думаю, он имел в виду «ноль целых хрен десятых». Пэт посоветовал мне отдохнуть летом и просто не терять с ним связь на случай, если «Ванкувер» все же решит подписать меня и отправить в фарм-клуб. Учтите, что все это происходило до эры мобильных телефонов, поэтому связь можно было поддерживать с помощью таксофона. Жаль, что у меня нет фотографии, как я звоню с одного из пляжей, а из одежды на мне только сомбреро и плавки. Не нужно говорить, что после первого звонка я понял, что второй уже не потребуется. Представьте, что меня подписали бы прямо с пляжа Панамы. Как бы парни в «Гамильтоне» отреагировали на новичка из колледжа с шоколадным загаром?
Лето шло, а ясности все не было. В конце концов, Пэт проинформировал меня, что «Ванкувер» не заинтересован в моих услугах и не считает, что в ближайшие пару лет я смогу принести пользу клубу. С надвигающимся локаутом-94 они не хотели иметь дополнительный багаж. Хотя достаточно было просто отпустить меня, не обязательно было называть причины. Неограниченно свободный агент еще до того, как ты сыграл хотя бы один матч в лиге – так себе начало.
Однако я не терял надежды. В июле Пэт сообщил, что мной интересуется «Детройт». Что? Команда Стива Айзермана? Я и Стиви? Где мне подписать? Моррис заявил, что еще нет ничего официального, но помощник генерального менеджера Даг Маклин хочет обсудить детали возможного контракта. Я помню четкие инструкции, которые давал Пэту по этому поводу: «Чтобы он не написал на клочке бумаги, ПОДПИСЫВАЙ!»
Однако через пару дней Пэт пришел с плохими известиями: «Даг уволен». – «Да ты шутишь? Дай-ка угадать, они больше не хотят подписывать контракт со мной?» - «Точная догадка. Извини, Шон. Мы что-нибудь придумаем».
Честно говоря, предложениями меня не засыпали. Поэтому, все хорошенько взвесив, я решил попробовать свои силы в тренировочном лагере «Лас-Вегаса». Помню тот день, как я покидал родной дом в Драйдене. Мои мама и папа провожали меня до самой машины. Напоследок они тепло обняли меня. Будучи молодым и глупым я лишь улыбнулся в ответ. Мама расплакалась. Сейчас, имея собственных детей, я гораздо лучше понимаю чувства родителей. Тяжело видеть, как твой сын отправляется в неизведанное путешествие, вооруженный лишь надеждой и незнанием жизни.
Я считал, что у меня хорошие шансы пробиться в команду. Эх, если бы у меня была возможность сделать ставки на это в Лас-Вегасе… К счастью, тогда казино такие ставки не принимали.
Понимаете, случилась штука под названием «локаут-94». Я и представить не мог, как это скажется на моих перспективах. А ведь Вегас – весьма популярное место у профессиональных спортсменов. Так что поприветствуем в составе «Тандер» звезду «Оттавы» Алексея Яшина и 3-го номера драфта-1994 Радека Бонка (хотя я вряд ли единственный хоккеист в мире, который потерял место в составе с появлением Яшина). И скажем вежливое «спасибо» Шону Пронгеру: «Шон, ты хорошо проявил себя на тренировках, но твой рейс отбывает в 6 утра», - объяснил мне генменеджер Боб Страмм. Разве есть что-то хуже рейса из Вегаса в 6 утра? Оказывается, есть. Это рейс из Вегаса в 6 утра сразу после того, как тебя врезали по яйцам.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh3.googleusercontent.com%2F-1Na8oc0F3Jo%2FVEPulXfmuHI%2FAAAAAAAAAUs%2FlPRvWy2yCO8%2Fw500-h325-no%2F%25D0%259D%25D0%25BE%25D0%25BA%25D1%2581%25D0%25B2%25D0%25B8%25D0%25BB%25D0%25BB%25D1%258C.jpg&hash=80c8694d0ea78c2e01f3104a80d1495b

Что делать дальше? У меня была возможность поиграть в Англии. Но вдруг появилось приглашение из Ноксвилля, Теннеси. Первая моя реакция была такой: «В Ноксвилле есть команда?» Оказывается, есть. У нас есть форма, арена и вся остальная фигня. Немного поразмыслив, я решился.
Приехав в Ноксвилль, я понял, что не знаю практически никого. Однако в команде были собраны выходцы из колледжей и юниорских лиг, так что мы были в одинаковой ситуации. Так как «Ноксвилль» связан с «Лас-Вегасом», то главный тренер «Черокис» - Барри Смит – приглядел меня в тренировочном лагере «Тандер». При личной встрече он заявил, что не думает, что я задержусь в его команде надолго, так как клубы посильнее обратят на меня свое внимание.
Конечно, большинство хоккеистов, как и я, не мечтают играть в ECHL. Ведь это низшая из низших лиг. Она обеспечивает кадровую подпитку для АХЛ и ИХЛ, которая, правда, прикрылась в 2001 году. Если ты оказался в ECHL, то что-то пошло не так (если ты только не миллионер, который просто поддерживает форму во время локаута). Но я постепенно стал приспособляться.
Среди хоккеистов аббревиатуры ECHL расшифровывается так: «Easy come, Hard leave» (англ. – «Легко прийти, Тяжело уйти»). Денег платят не так уж и много (500 долларов в неделю), но тебе вполне хватает. Да ведь тебе только 20 с копейками лет, много ли тебе надо? Большинство парней не женаты, а дети вообще есть у единиц. Нет особого чувства ответственности. Большинство матчей играются в пятницу, субботу и воскресенье. Значит, воскресная ночь и большинство будней у тебя свободны. Обычно парни собираются группами и идут в бар.
Потом ты узнаешь, что летом можно найти временную работу. Жизнь становится легче. Никаких обязательств, поигрываешь в хоккей и получаешь за это деньги, летом идешь на несложную временную работу. Так год за годом. Время летит незаметно. И вот уже пролетели пять лет, а ты окончательно осел на Побережье.
Я понимал, что, если почувствую себя слишком комфортно, то я в ловушке. Я уже не смогу сделать шаг вперед. С нетерпением ждал старта сезона. У меня была цель – свалить отсюда как можно скорее.
До приезда я не знал о Ноксвилле практически ничего. Надо отметить, что хоккей – далеко не самый популярный вид спорта в городе. Американский футбол здесь сродни религии. И если футбол – религия, то Пейтон Меннинг – Папа Римский. Вы не представляете, сколько новорожденных получают имя Пейтон. Конечно, на хоккей тоже ходили. Фанаты уважали трудолюбие и самоотверженность. Драки стенка на стенку на льду случались регулярно.
Моя первая игра была запоминающейся. Я набрал 4 (2+2) очка и был признан первой звездой встречи. Эх, видели бы скауты НХЛ мою игру. Но все были заняты решением проблемы с локаутом.
В декабре мне неожиданно позвонил мой агент – Пэт Моррис. Пэт проинформировал, что rлуб НХЛ хочет заключить со мной контракт, как только закончится локаут. «Извини, Пэт, ты сказал клуб НХЛ?» - «Да». – «Какая команда?» - «Я пока не могу тебе сказать». – «Пошел ты. Какая команда?!» - «Честно, не могу сказать. Это в твоих интересах. Но я уверяю, что после окончания локаута ты подпишешь контракт в НХЛ». Знаете, какой у меня был следующий вопрос: «КОГДА, БЛЯТЬ, ЗАКОНЧИТСЯ ЭТОТ ДОЛБАННЫЙ ЛОКАУТ!»
Угадайте, кому я позвонил следующему? Родителям? Своей девушке? Еще одна попытка: «Эй, Крис, как дела? Как себя чувствуешь? Как погода в Хартфорде? Тебя еще не посадили? Нет? Прекрасно. Еще одна вещь… когда вы перестанете маяться херней и заключите договор, чтобы я мог убираться к чертям отсюда?!» Я понимал, почему происходит локаут. Но маленькая частичка меня хотела бы, чтобы эти миллионеры на недельку поменялись со мной местами и вспомнили, что такое жизнь за стенами отеля «Ритц».
После того как я проинструктировал своего 20-летнего брата, я объявил новости своим родителям и своей подруге (будущей миссис Шон Пронгер). Конечно, эта новость их обрадовала. Пару недель назад они навещали меня. Помню, с каким видом мама оглядывала мое прибежище. В ее выражение лица читались шок, страх, жалость и удивление. Удивительно, но после этого они решили поселиться в отеле. А вот моя девушка решила не покидать мое «шале». Если девушка готова делить с тобой такое убежище, то это любовь.
Конечно, все были рады услышать, что я, наконец-то, увидел свет в конце туннеля. Теперь, вновь оглядываясь назад, я понимаю, что это были сигнальные огни приближающегося поезда.
Теперь оценим сложившуюся ситуацию. Я неплохо играю в ECHL. Возможно, даже попаду на Матч звезд. Мне пророчат контракт в НХЛ. Но как мне теперь быть? Я в шаге от заветной мечты. Стоит ли мне выкладываться в каждой встрече на 100 процентов? Хочу ли я выходить на лед и блокировать броски? А что если скауты твоей потенциально будущей команды смотрят на тебя с трибуны? Самое смешное, что эти мысли мучили меня по ночам, но со стартовым свистком они все улетучивались.
В январе 95-го мне позвонил Крис и объявил, что он возвращается к работе. Как вы понимаете, я сразу же позвонил Пэту. И вот что он осмелился мне заявить: «Я не хочу ничего тебе говорить, пока не согласую детали контракта». Последние три месяца выдались для меня тяжелыми:
  • Отвергнут «Ванкувером»
  • Обманут «Детройтом»
  • Неплохо потренировался в Вегасе
  • Рассматривал переезд в Англию
  • Изучил культуру Теннеси
  • Мне объявили, что меня выпустят из тюрьмы, но они потеряли мои бумаги
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-LS9PNqzwdWk%2FVEPsUl3KCHI%2FAAAAAAAAAUM%2FFFs5hFYskhY%2Fw500-h296-no%2F%25D0%259F%25D1%258D%25D1%2582%252B%25D0%259C%25D0%25BE%25D1%2580%25D1%2580%25D0%25B8%25D1%2581.jpg&hash=fde9b61b1572aa626e4b70c647a12e8e

Не нужно говорить, что, на мой взгляд, детали контракта были весьма просты: они предлагают вариант, а мы соглашаемся. Наконец, раздался звонок: «Дакс». – «Что?» - «Ты теперь член «Анахайм Майти Дакс!». Вы будете смеяться, но это один из лучших моментов в моей жизни.
Мой контракт был совсем не впечатляющ, но в тот момент я не мог действовать с позиции силы. По договору, я зарабатывал в НХЛ 175 тысяч долларов, в низшей лиги – 35 тысяч. Вполне стандартная сделка. Также мне предстояло самому платить за съемное жилье, но я все равно уже считал себя богачом.
Я планировал как можно скорее убраться из Ноксвилля. Но до отлета мне предстояла еще одна игра. Что делать? Поблагодарить партнеров и тренерский штаб и отказаться выходить на лед или выйти на последний бой вместе со своими друзьями? В день игры я подошел к тренеру Смиту и открыто поинтересовался его мнением относительно моей дилеммы. Барри был расстроен, что его ведущий форвард (ладно, один из девяти ведущих форвардов) покидает команду, но одновременно был рад тому, что я пошел на повышение. Он честно признался: «Если бы я оказался на твоем месте, то, наверное, не играл бы». Но я знал, что в команде и так не хватает игроков и они нуждаются во мне.
Перед матчем я признался парням, что покидаю их. Они были искренне рады за меня. Это воодушевило меня, и я провел чуть ли не лучший матч за «Ноксвилль» в карьере, забив гол и сделав две передачи. Я играл просто вдохновенно. Наверное, сказалось отсутствие груза ответственности. У меня в кармане уже был контракт в НХЛ, и я просто вышел на лед получить удовольствие от игры. Именно с таким настроем возможно показать максимум своих возможностей.
Частичка меня не хотела покидать Ноксвилль. Я не хотел оставлять своих «братьев». Игра в низших лигах очень объединяет. У вас складывается впечатление, что вы одни против всего света на пути к своей мечте.
Но я все равно не имел права остаться. Меня ждал «Анахайм».
Конечно, говоря «Дакс», я подразумеваю «Галлс» - фарм-клуб «Анахайма» в Сан-Диего. Но мне было плевать. Я уже был частью системы. Я был в расширенном ростере.
Попутешествовав с мое вы научитесь ассимилироваться в новом коллективе. А ведь сделать это не так уж и просто. Тем более, в середине сезона. Парни были вместе полгода. Все друг друга знают. Роли в коллективе распределены. Образовалась семья. И тут появляется новенький.
В моем случае – из ECHL. За спиной ни одной игры в НХЛ. Не изгой, но близко к тому. Не удивительно, что моя первая игра прошла незаметно. Я был десятым форвардом и наблюдал со скамейки за своими новыми партнерами: Стив Руччин, Джейсон «Шерифф» Маршалл, Денни Ламберт, Дэвид Сакко, Даррен Ван Имп, Рон Уилсон, Аллан Бестер…
Ощущения также были совсем другими, нежели в Ноксвилле. Все было гораздо серьезнее. Не думайте, парни тоже любили повеселиться, но к игре отношение было более серьезное. В первую очередь, потому что команда была старше. Раньше я играл в основном с пацанами, а теперь бился с настоящими мужиками. У этих парней есть жены, дети и счета, которые нужно оплачивать. А с другой стороны был Шон Пронгер. Десятый форвард. Мечтающий хотя бы об одной смене.
Следующие полтора месяца прошли не слишком событийно. Я редко попадал в состав, а еще реже выходил на лед. А я прекрасно знаю, что со скамейки никого не вызывают в НХЛ. Зато я стал приживаться в команде.
Как-то один ветеран пригласил меня к себе. Что это? Розыгрыш для новичка? Что он задумал? Но нет, он просто пригласил меня посмотреть телик. В какой-то момент раздался звонок и он отошел на секунду. Повесив трубку, он спросил: «Не сделаешь одолжение?» - «Конечно». – «У моей жены спустило колесо, не мог бы посидеть с нашим маленьким ребенком, пока я съезжу и помогу ей?» Как здесь можно отказать? Теперь, имея собственных детей, я подозреваю, что старый подлец просто свалил выпить пивка в ближайшем баре. Но хотя бы у меня появилась роль в команде: нянька.
Непосвященному человеку может показаться, что у меня все было неплохо. Я жил в Сан-Диего, Калифорния. Я был в шаге от того, чтобы попасть в НХЛ. Но я не был счастлив. Понимал, что мне нужна практика, чтобы прогрессировать. Поэтому я сделал невиданное: позвонил своему агенту и попросил устроить возвращение в ECHL. За два месяца в составе «Сан-Диего» я провел 8 матчей и набрал круглый ноль очков.
В конце концов, все было решено: «Твой рейс в Гринсборо завтра в 8 утра». Я изучил календарь «Ноксвилля», но не обнаружил там встречи с «Гринсборо». О чем и уведомил Пэта. «Я знаю, болван. Ты не едешь в «Ноксвилль». У «Анахайма» своя команда в ECHL, именно поэтому ты едешь в Гринсборо». Заметка на будущее: прежде чем настаивать на переезде, узнай, куда ты поедешь.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-zvdTKoxbcnA%2FVEPulBcmZTI%2FAAAAAAAAAUo%2FhIKXRJywW_w%2Fw500-h320-no%2F%25D0%2593%25D1%2580%25D0%25B8%25D0%25BD%25D1%2581%25D0%25B1%25D0%25BE%25D1%2580%25D0%25BE.jpg&hash=0556625dd22a65b7c14c1aea7ac43e0f

Итак, моя новая команда располагалась в Гринсборо. Тренеровал ее Джефф Брабейкер. Я никогда не видел его в НХЛ, но цифры говорят сами за себя – 25 очков и 512 минут штрафа. И он тренировал в том же стиле, что и играл. «Монархс» исповедовали силовой хоккей. Лидерами команды были Джереми Стивенсон, Хоуи Розенблатт и Дэвис Пэйн – их мягкотелыми не назовешь. Я же был призван разнообразить игру команды в атаке.
Но была одна проблема. Я был совершенно не в форме. Как так получилось? Играя по три минуты через четыре игру на пятую, ты явно не прибавишь. Да и, честно говоря, я настолько был расстроен положением вещей, что не утруждал себя дополнительными занятиями.
Первая игра в составе «Монархс» прошла неплохо. Мы победили, а я даже заработал секондари ассист (видите, АТТАКА). Дальше нас ждал переезд в Роли, где нас ждали Род Лэгуэй и «АйсКэпс». Да, вы не ослышались. Двухкратный обладатель «Норрис Трофи» Род Лэнгуэй, который провел более 1000 матчей в НХЛ. Что он забыл в ECHL? Я так и не успел спросить.
Мы играли в большинстве, и я приехал на пятак, чтобы постараться подставить клюшку под бросок партнера. Вместо меня первым клюшку подставить успел Лэнгуэй. Шайба прилетела мне прямо в лицо. Я сразу почувствовал, что что-то не так. К счастью, в последний момент я успел отвернуться, поэтому шайба попала мне в щеку, а не в зубы. Был уверен, что моя челюсть сломана. Я сразу покинул лед и отправился в раздевалку. Посмотрев в зеркало, я не увидел страшной картины. Да, было много крови, но моя челюсть была на месте. Правда, я мог просунуть язык между нижних зубов, чего за собой прежде не замечал.
Наконец, пришел врач. После мимолетного осмотра он заявил, что со мной не случилось ничего страшного – просто болевой шок. Я привык верить врачам, поэтому послушал это трепло. Я вернулся на лед и смог доиграть встречу до конца. После финальной сирены я схватил дока и объяснил, что чувствую себя реально паршиво. Но его вердикт остался прежним – с тобой будет все в порядке. Спасибо! Так какую ветеринарную академию ты заканчивал?
Во время обратной поездки я решил перекусить. Но, попытавшись откусить кусочек пиццы, свалился на пол в агонии от нахлынувшей боли. В этот момент я понял, что, пожалуй, мне нужно еще раз обследоваться. Я рассказал обо всем командном врачу, и он заявил, что назначит мне встречу с доктором таким-то после тренировки. Тренировки?! Да вы шутите?!
Он не шутил. Так что после изнурительной тренировки я отправился на рентген. Специалисту было достаточно одного взгляда на снимок, чтобы обнаружить перелом. У меня была сломана челюсть в районе подбородка. Именно поэтому я мог просунуть язык между нижних зубов. На следующий день мне сделали операцию. Мой сезон, возможно к счастью, был завершен.
Ночь после операции была худшей в моей жизни. Наверное, стоило следовать советам врача по приему болеутоляющих. После операции сначала все было нормально, но потом действие препаратов закончилось. Я не знаю, как описать свои ощущения в тот момент. Представьте, что ваш каждый зуб держится на раскаленной проволке. Честно, я даже подумывал вломиться в какую-то аптеку и украсть какой-нибудь транквилизатор. К счастью, горячие ванны помогли мне немного успокоиться и я смог дотерпеть до утра.
Приняв новую порцию лекарств, я отправился погулять в близлежащий парк. Мне нужно было подумать, что мне делать ближайшие шесть недель. Да и нужна ли мне вся эта хоккейная жизнь вообще? Неплохое окончание дебютного сезона.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика