Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть IV


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh6.googleusercontent.com%2F-GqdD9jk-6vA%2FVD5rqNb2LII%2FAAAAAAAAASU%2FJJdFZlkUdzE%2Fw500-h384-no%2F%25D0%2590%25D0%25B9%25D1%2581%25D0%259A%25D1%258D%25D0%25BF%25D1%2581.jpg&hash=ca4bea1bd3179b005915255878261e31


Все лето я тренировался как проклятый, чтобы произвести впечатление в тренировочном лагере. Проводил в тренажерке минимум по три часа. У меня была цель – попасть в основной состав.
Приехав в Анахайм, я был поражен, как все организовано в НХЛ. Зеленый коридор в аэропорту. На выходе тебя уже ждет машина. В отеле для тебя уже зарезервирован номер. Пронгер: комната 301.
Было здорово увидеть свою фамилию на свитере команды НХЛ. Во всяком случае, часть фамилии. Если бы кто-нибудь из персонала догадался бы добавить и мое имя на свитер, то я бы избежал многих неловких ситуаций. «Шон Пронгер прибыл на осмотр», - ввалился я в кабинет. «Извините, но вас нет в списках», - последовал ответ. Кажется, я знаю к чему все идет: «Проверьте еще разок». – «У нас есть в списке Крис Пронгер, но нет Шона Пронгера».
Как мне известно, тем утром «Сент-Луис» не проводил обмена с «Анахаймом». К счастью, этот разговор могли слышать всего-то игроков 20. Я уловил, как они хихикают, словно школьники. Здорово! Надеюсь, эта шутка не будет повторяться перед каждой тренировкой.
Конечно, это не был первый раз, когда меня называли Крисом. И, уж поверьте, далеко не последним. Арбитры, тренеры, партнеры, соперники, журналисты, родители – все называли меня Крисом. Наверное, я могу считать себя счастливчиком, раз хотя бы моя жена ни разу не называла меня именем брата.
Я никогда не любил медицинские тесты. Анализы крови, мочи, ЭКГ, флюрография, проверка зрения, проверка физического состояния – меня раздражала эта медицинская рутина. Особенно тест Wingate, который разработан для того, чтобы за 30 секунд превратить профессионального атлета в груду мусора.
После обследований и тестов следует командный обед. На нем тренеры говорят всем хоккеистам, что ждут от них усердной работы в тренинг-кэмпе. Что у каждого есть шанс попасть в основу и никому место в команде не гарантировано. Как новичок, я ловил каждое слово. Но вскоре я заметил, что некоторые парни не уделяют этому спичу особое внимание. Они уже прошли это и не верили в сказки. Когда обед подходил к концу, главный тренер Рон Уилсон объявил: «Изучите расписание и запомните, в какой вы группе».
Расписание? А оно у нас есть?
Помню, как пытался сделать вид, будто непринужденно изучаю информационный листок. На самом деле, мысли вихрем проносились у меня в голове. Я в команде А? Или в команде Б? Они написали «Шон Пронгер» или «Крис Пронгер»? Составы выглядели следующим образом
Команда А: Пол Кария, Олег Твердовский, Стив Руччин, Джо Сакко, Ги Эбер, Майк Силлинджер.
Комнада Б: Дуэйн Норрис, Николай Цулыгин, Джереми Стивенсон, Дэвид Сакко, Байрон Пенсток, Шон Пронгер.
Будучи новичком, я не придал этому особого значения. Вот-вот я и сам окажусь в «команде А». Я с нетерпением ждал старта тренинг-кэмпа. Правда, мое настроение сразу было испорчено сообщением, что лишь ветераны будут пользоваться главной раздевалкой, всем остальным отвели запасное помещение. Приятно переодеваться рядом с теми, у кого ты хочешь отобрать работу. Парни в раздевалке постоянно что-то обсуждают, но в мыслях у них одно: «Надеюсь, ты подскользнешься на банановой кожуре и вывихнешь колено». Но если без шуток, то в такой раздевалке царит очень дружная атмосфера. Ведь у нас между собой гораздо больше общего, чем с парнями из другой раздевалки.
Конечно, время от времени появится какой-то наглый пацан, но ему быстро все разъяснят: «Заткнись, сопляк, и быстро тащи мне пару новых клюшек». Если он не поймет, то, будьте уверены, на льду ему все объяснят еще четче.
Не думайте, что тренинг-кэмп – это легкая разминка перед сезоном. У тебя жесткий распорядок дня: встал, поел, разминка, тренировка, отработка индивидуальных заданий, работа в тренажерке, поел, лег спать. И так день за днем. Совсем не добавляет спокойствия то, что с трибуны на тебя смотрят десятки глаз тренеров, менеджеров, которые оценивают каждый твой шаг.
Мой первый тренинг-кэмп прошел не очень событийно. Я принял участие лишь в одной выставочной игре (с «Рейнджерс»). Помню, как я боролся у борта за шайбу с Адамом Грэйвсом. Удивительно, девять месяцев назад я гонял шайбу в ECHL, а сейчас противостою настоящей легенде. Не могу сказать, что я очень в этом преуспел. Грэйвс был могуч, как бык, я не мог оттереть его от шайбы. Так что на следующий день тренер Уилсон объявил: «Шон, ты отлично проявил себя… отправляйся в фарм и продолжай работать… ты скоро к нам вернешься». Конечно, покидать основной состав было обидно, но я считал, что смог зарекомендовать себя с лучшей стороны. Я доказал «Анахайму», что могу играть в НХЛ. Но еще важнее, что я доказал это самому себе.
Мой приезд в «Балтимор» был запоминающимся («Дакс» перевели свой фарм из Сан-Диего в Балтимор). Именно в этот день был объявлен оправдательный вердикт по делу О. Джей Симпсона. Город просто сошел с ума. Мне было даже страшно выходить на улицу.
Атмосфера в раздевалке «Балтимора» отличалась от той, которую я вкусил в тренинг-кэмпе «Дакс». У команды была единая цель. Мы все пытались попасть в НХЛ, а для этого надо действовать сообща.
Не сказать, что все сразу пошло отлично. Я успел познакомиться с тренером Уолтом Кайлом еще в «Сан-Диего». Однако не думаю, что мои ноль очков в тех встречах заставили его меня запомнить. Неудивительно, что я сперва оказался в запасе. Но я уже уяснил одну вещь: если хочешь изменить к себе отношение, то закрой рот и паши. Вскоре я попал в чекинг-лайн с Джереми Стивенсом и и Крэйгом Рейхертом. Мы особо не забивали, но выполняли тренерскую установку: играть попроще и пожестче. Дела потихоньку налаживались, но о вызове в НХЛ я и не мечтал. Именно поэтому звонок от тренера застал меня врасплох.
- Шон это Уолт. Тебе вызывает «Анахайм».
- Очень смешно. Кто это?
- Это Уолт. Твой тренер.
- Серьезно отвалите. Кто это и чего вы хотите? Мне некогда терять время на эти дурацике шутки.
- Шон! Очнись, кретин! Это Уолт Кайл, твой тренер.
- Прости, Уолт. Ты же знаешь, что парни любят так всех разыгрывать. Так что ты сказал?
- Тебя вызывает «Ангахайм»! Валерий Карпов получил травму, и ты вызван на замену.
- На одну игру? Точно? Что мне взять? С кем они играют? С кем я играю? Когда мой рейс? Кто меня заберет?
- Шон, притормози. Пока речь идет об одной игре, но кто знает. Просто выложись на сто процентов.
Мне нужно было присесть и все осмыслить. Еще несколько месяцев назад я сидел в своей комнатушке в Гринсборо со сломанной челюстью и пытался понять, где все пошло не так. И вот теперь мне нужно паковать багаж, так как меня ждут в НХЛ. Я не знал Карпова, и меня не волновала его травма. Хотя вру, его повреждение очень меня заботило. Как не грубо это говорить, но его несчастье стало счастьем для меня.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика