Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть IX


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Fcdn.tribuna.com%2Ffetch%2F%3Furl%3Dhttps%253A%252F%252Flh3.googleusercontent.com%252F-0oViYmRCnQE%252FVLZcfiAXrbI%252FAAAAAAAAAiE%252FBQybklQFPvo%252Fw500-h254-no%252F%2525D0%2525A0%2525D0%2525B5%2525D0%2525B9%2525D0%2525BD%2525D0%2525B4%2525D0%2525B6%2525D0%2525B5%2525D1%252580%2525D1%252581%25252B2.jpg&hash=a2ed7ffcdde87dcfb9d520b83dc90169

Моя карьера в «Рейнджерс» не складывалась. Я получал очень мало игрового времени. Однако это не сказывалось на моем упорстве. Каждый день я приходил раньше всех на тренировки, занимался в тренажерном зале, крутил велотренажер. Можно сказать, что я даже был энхэловской версией Лэнса Армстронга – столько времени я проводил на велике. К сожалению, мой упорный труд не был вознагражден. Мое недовольство накапливалось. Мне уже надоело быть лидером команды чирлидерш и смотреть игры с трибуны.
Сложно оставаться веселым в подобной ситуации. Но ты должен перебороть себя. Нужно сохранять позитивный настрой. Если бы Маклер увидел мою кислую мину, то я бы отправился в «Хартфорд» на первом же автобусе. Чтобы хоть как-то выбросить из головы тяжелые мысли, я решил хорошенько гульнуть одной ночью. К счастью, в Нью-Йорке исполнить это желание не представляется проблемой. Я понимал, что мои дни в Нью-Йорке сочтены. Так почему бы не изучить город, пока есть шанс? К тому же мой лучший друг детства – Крис Хэнкок – как раз жил в то время в Большом яблоке.
Так как я все же был профессиональным спортсменом, то мы договорились с Крисом, что наши встречи не должны мешать моей работе. Но в ту ночь я послал к черту все обязательства. Меня даже не остановил тот факт, что на следующий день была назначена тренировка. В общем, вернулся я домой в 5 утра. Мне удалось прикорнуть на пару часиков, прежде чем будильник оповестил, что пора собираться на арену. Честно говоря, я не волновался, так как прошлым днем я тренировался в паре с защитником. Не лучший знак для форварда.
Ввалившись в раздевалку, я почувствовал, что что-то не так. Но я не мог понять, что именно. «У нас новичок?» - промелькнуло у меня в голове. Изучив таблички с именами, я понял, что мое первое предположение было ошибочным. Но что-то все равно было не на месте: «Погодите, почему мне положили манишку неправильного цвета?»
Я оглянулся, что бы проверить, не перетащили ли куда-то мои вещи. Но нет. Все было на привычных мечтах. Оставался один вопрос: почему мне выдали красную манишку?
Понимаете, в «Рейнджерс» я всегда тренировался в желтой манишке (снова параллель с Лэнсом Армстронгом). Этот цвет получали только избранные. Обычно, только я и Даррен Лэнгдон. Красные же манишки выдавались Уэйну Гретцки, Адаму Грэйвсу и Кевину Стивенсу. Знаете, в красном я и впрямь смотрюсь не выигрышно. Я посчитал, что кто-то решил разыграть меня, но в комнате никто не хихикал. Поэтому я взял манишку и отправился к сервисмену Майку Фогилину: «Фогс, ты выдал мне не ту манишку». – «Отвали, все правильно». – «Ты ошибся, ты дал мне красную». – «Я не ошибся, Шон. Мой друг, сегодня это твой цвет. Кевин слег с температурой».
proxy.php?image=https%3A%2F%2Fcdn.tribuna.com%2Ffetch%2F%3Furl%3Dhttp%253A%252F%252F1.cdn.nhle.com%252Fnhl%252Fimages%252Fupload%252F2012%252F09%252Ffarewell_greta.jpg&hash=9347a5096c90865a6c369ba650c6dd4c

У меня челюсть отвисла от удивления. Я ИГРАЮ В ТРОЙКЕ С ГРЕТЦКИ. Да вы шутите? Еще три часа назад я только лег в постель. А теперь мне предоставляется шанс всей жизни? В моей голове проносились одна мысль за другой. Что я наделал? Зачем я вчера пошел гулять? Почему бары не закрываются раньше? Где моя камера? Как сильно Молодой Шон врезал бы мне сейчас по харе? И он имел бы полное право сделать это. Мне выпал первый шанс сыграть с Великим, а у меня болит голова с похмелья.
Я помчался в душ и окатил себя ледяной водой. Пора прийти в себя, брат Криса. Успокойся. Ты можешь сделать это.
Вы можете сказать: притормози, это только тренировка. Но для игроков пятого звена тренировка – это реальный матч. А тренировка с Гретцки – Матч всех звезд.
Пока я надевал коньки, то раздумывал, как себя вести. Стоит ли мне подойти к Гретцки и обо всем рассказать или лучше заткнуться и вообще не раскрывать рта? В итоге, я решил быть честным: «Гретц, я с похмелья. Возможно, до сих пор еще даже не протрезвел. Можешь постараться держать шайбу подальше от меня?» - «Без проблем, Пронгс. Я сам бывал в таких ситуациях. Я прикрою тебя».
Погодите. Он назвал меня «Пронгс»? Он знает мое имя. Одной лишь фразой Уэйн снял весь стресс. Я понимал, что, если Кевин Стивенс не находится на смертном одре, то это моя первая и последняя практика в тройке с Уэйном. Конечно, я мог мечтать о том, что мы неожиданно продемонстрируем такой уровень взаимопонимания, что Маклер не посмеет убрать меня из первого звена. Ага, конечно.
Я с трудом мог скрыть ухмылку, когда выходил на раскатку в красной манишке: «Верно, парни, тренеры определили меня в первое звено!» Я не принимал во внимание тот факт, что тренерский штаб просто решил не разбивать остальные тройки ради одной тренировки.
Как оказалось, мои проблемы только начинались. Тренировка превратилась в настоящий ночной кошмар. Мое предположение, что я смогу просто покататься у дальнего борта, оказалось ошибочным. Гретцки не намеревался весь день играть с одним Грэйвсом.
Наоборот. Каждый пас следовал в сторону вашего покорного слуги. И я говорю не о тех передачах, которые вы можете увидеть в видеонарезках лучших моментов Гретцки за карьеру. Я говорю о скачущих ручных гранатах, которые взрывались каждый раз, когда касались моей клюшки. К тому же я играл не на своем краю, так что мне приходилось останавливать их бэкхендом. Пот ручьем катился с моего лба. Наконец, Уэйн подъехал ко мне и сказал: «Пронгс, не нервничай. Я постараюсь давать тебе пасы получше», - после чего подмигнул и рассмеялся.
Оказалось, Уэйн решил, что будет неплохо поприкалываться надо мной в начале тренировки. Величайший игрок в истории решил покуражиться над несчастным гриндером из пятого звена? Знаете что?.. Это заставило меня почувствовать себя своим в коллективе.
Сколько раз вы слышали разные истории о том, как люди встречаются со своими кумирами, а те оказывается теми еще козлами. Это был не мой случай. Я успел поиграть с большим количеством выдающихся игроков, которые в жизни были не самыми приятными людьми (Как дела, Яромир?) Но Гретцки – это не тот случай. Он был таким же, как все. Он не задирал нос и никогда не ставил себя выше других.
Я знаю многих людей, которые считают, что Уэйн должен был закончить карьеру раньше. Согласен, что иногда атлеты упускают верное время уйти, но в случае с Гретцки я не согласен. Считаю, что его величие нельзя ставить под сомнение, если он становился простым смертным в конце карьеры. Вы запомните Пита Роуза в «Экспос» или в «Редс»? Майкла Джордана как игрока «Буллс» или «Уизардс»? Тут даже спорить не о чем. Уже совсем скоро о Гретцки в составе «Рейнджерс» останется только одно воспоминание – его прощальный матч. Все остальные будут вспоминать его годы в «Эдмонтоне» и «Лос-Анджелесе». И даже не говорите мне о «Сент-Луисе».
Да, Уэйн сдал в последние сезоны. 251 очко за сезон или 62 – это большая разница. Но даже 62 балла позволяют тебе заработать за этот год 4,5 миллиона долларов. Так что он не был плох. Вы должны понимать, что Гретцки, играющий даже на 70 процентов, сильнее большинства хоккеистов, показывающих все 100. Я уверен, что для самого Гретцки было трагедией, что его тело уже не поспевает за его мыслью. Но я верю, что он чувствовал себя обязанным игре. Он хотел наставить молодых игроков, прежде чем покинуть лигу. Он хотел поделиться своим опытом. И многие игроки нынешнего поколения могут очень многому у него научиться. Особенно тому, как вести себя, как держать себя на публике и в коллективе. Он всегда ставил интересы команды выше своих. Он стал лицом Лиги и с честью носит это звание до сих пор.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика