Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть XII


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh6.googleusercontent.com%2Fie6oBpy9NhbC3cpUEifThrXWxFWnTRknP6b57S3n_mc%3Dw500-h333&hash=1d20260ada773e735605ca9c01ca2040

Виннипег, Манитоба. Больше известный как Зимнепег (англ. – Winnipeg/Winterpeg). Можно сказать, для меня это было возвращением домой. Ведь я рос в Драйдене, что всего в трех часах езды от Виннипега. К тому же команда выступала в ИХЛ, а это была моя любимая низшая лига (печально иметь любимую лигу, кроме НХЛ). Команду тренировал Рэнди Карлайл, его помощником был Скотт Арниел. Помню, как детьми мы наблюдали игру обоих в составе «Джетс». Рэнди был жестким защитником. В таком же стиле он и тренировал. Арниел же был техничным крайком с действительно хорошими руками. Они оба вызывали большое уважение у всех подопечных.
Оглядываясь назад, могу сказать, что переезд в Манитобу продлил мою карьеру. Здесь вновь вернулась моя страсть к игре. Я впервые играл за канадскую команду и впервые почувствовал всю прелесть сего бытия. Конечно, в США тоже есть популярные команды из низших лиг, но нигде в Штатах нет такой атмосферы любви и, можно сказать, даже сумасшествия, которая окружает хоккейное действо, как в Канаде.
Прилетев в Виннипег, я ощутил нахлынувший приступ ностальгии. Тот же морозный воздух, что и в детстве. Я был дома. Помощник генменеджера Крэйг Хейзингер встречал меня в аэропорту. Он выглядел, словно только что вернулся с рыбалки (что вполне могло быть правдой). Знал ли я, что будущий помощник генмеджера «Виннипег Джетс» будет тащить мои сумки в машину?
Как обычно, перед первой тренировкой я изучил состав «Муз». Выяснилось, что я никого особо и не знаю. Разве что только Кита Макбриджа. Вновь придется знакомиться со всеми на ходу.
До конца сезона оставалось 14 игр. «Манитоба» ожесточено билась за попадание в плей-офф. Я играл с огромным желанием. Честно говоря, иногда даже с чрезмерным. Зачастую мои руки не поспевали за ногами. Я вновь почувствовал себя ребенком, наслаждающимся игрой в родном Драйдене. Бедный Билл Боулер, сколько его отменных передач я запорол. Билл отличался умением отдать точный пас на любое расстояние и вложить шайбу тебе точно в крюк. Эх, если бы только у него в тройке не играл бы безрукий дровосек…
К сожалению, мы так и не смогли пробиться в плей-офф, уступив последнюю путевку «Лонг-Бич». Это было неприятное окончание паршивого сезона. Но радовала только одна вещь: я вновь обрел былую страсть к игре и с оптимизмом смотрел в будущее.
Я с нетерпением ждал старта следующего сезона. Расстраивало только одно: мне вновь нужно было проходить тренинг-кэмп в составе «Бостона». Ведь мои права все еще принадлежали «Брюинс». Мне нужно было возвращаться в команду, тренеры которой не считали меня достаточно полезным даже для фарма. Как и предполагалось, я вновь вел за собой пятую тройку. Я даже оказался в запасе на двустороннюю игру. Ожидаемо, через два дня я уже покидал Бостон.
Несмотря на очередное унижение от «Брюинс», я был рад вернуться в «Манитобу». В том сезоне у нас собралась хорошая команда: Бретт Хауэр, Филипп Буше, Скотт Томас, Дэн Кеса, Юхан Хедберг (вот откуда пошло его прозвище «Лось») и, наконец, Джон Маклейн.
Джон был настоящим монстром на льду. Воплощением олдскульного хоккея: жесткий, харизматичный, веселый и командный игрок. Хотя Мак не взорвал ИХЛ своим появлением. Сначала он должен был выйти из состояния культурного шока. Здесь игра чуть менее организованна, чем в НХЛ. Но вскоре он приспособился. И он начал получать удовольствие от игры. В одном из матчей он забил гол и праздновал так, словно он вновь вернулся в 1988 год и забил тот знаменитый гол.
Как-то руководство «Манитобы» решило устроить тимбилдинг. И что же они придумали? Зимнюю рыбалку! Уверен, что эту идею подсказали главы города. Игроков обеспечили всем: рыбацкие снасти, приманка, ледорубы. Нам нужно было только потеплее одеться и взять с собой что-то горячительное.
Маклейн тогда тоже был с нами. В команде ему дали прозвище Оффицер Маклейн. Очевидный намек на героя Брюса Уиллиса из «Крепкого орешка». Представьте теперь ветерана НХЛ, сидящего с мормышкой посреди снежной пустыни. И он получал огромное удовольствие от происходящего. Я рос, смотря на игру Маклейна по телевизору, а теперь я мог сидеть рядом с ним, попивать пивко и слушать рассказы о былых временах.
Пока мы обсуждали перипетии наших карьер, у Маклейна зазвонил мобильник. Это был генменджер «Рейнджерс» Глен Сатер. Он проинформировал Джона, что его обменяли в «Даллас». Я до сих пор вижу эту картину: Маклейн сидит в шубе, в русской шапке-ушанке, с удочкой в одной руке и мобильником в другой и посреди белой пустыни узнает, что в его карьере наступил новый поворот.
Для меня сезон-2000/01 также получился очень важным. Мои права все еще принадлежали «Бостону», но только невероятное чудо заставило бы «Брюинс» вспомнить обо мне. Так что мне предстояло весь сезон провести в «Манитобе». Вы слышали, никаких переездов!
И пусть это была не НХЛ. Но играть за «Муз» было здорово. Я попал в команду, в которой мне действительно доверяли, в которой верили в меня. У нас был отличный, дружный коллектив. Мой родной дом находился совсем недалеко, поэтому практически на каждую игру приезжал кто-то из родственников или друзей. Однако для меня целый сезон без унизительного момента – это непозволительная роскошь.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh4.googleusercontent.com%2F-tctEng_KDUw%2FVMt07RMA6eI%2FAAAAAAAAAmo%2FI1BVvct4ps4%2Fw500-h335-no%2F1297346058149_ORIGINAL.jpg&hash=ea8c80fd8ea4ce3e38f96ec7d4ee4254

Как я уже упоминал, моими права продолжал владеть «Бостон». Так что чеки мне приходили с лого «Брюинс». Но спустя несколько месяцев, я обнаружил, что на моем чеке стоит лого «Айлендерс». Вроде, все верно. Шон Джей. Пронгер. Сумма также верна. Пришлось звонить своему агенту Пэту Моррису: «Пэт, почему на моем чеке изображение «Алейдерс»?» - «Я уточню, Шон. Перезвоню». Через пару минут раздался звонок: «Выяснилось, что у «Бостона» слишком много игроков на профессиональных контрактах. Команде разрешено за сезон иметь не более 50 человек. Пусть хоккеисты выступают в разных лигах, но общее количество не должно превышать 50. Так что они договорились с «Айлендерс». – «Видимо у них на меня очень большие планы, раз они держат это в секрете ото всех, в том числе и от меня». – «Я сам пока не знаю, что они творят». – «Ты хотя бы знаешь на кого, а лучше на что меня обменяли?» - «Пока нет. Но не думаю, что цена велика». – «Спасибо, Пэт, ты лучший».
Вы шутите? Как игрок может быть обменян и даже не знать об этом? Разве я не играл вместе с Гретцки всего год назад?
Несмотря на неожиданный обмен в «Айлендерс», сезон выдался для меня успешным. Конечно, после пребывания в системе «Бостона» любая игра будет шагом вперед. Но я уверяю, что «Манитоба» действительно помогла мне прийти в себя. Также этот сезон подарил мне один из самых запоминающихся моментов в карьере.
Это был первый раунд плей-офф. Мы проигрывали «Хьюстону» в серии со счетом 1-3. Еще неприятнее, что в последнем матче мы уступили на своем льду в овертайме. Мы стояли на краю пропасти. Но я уже поиграл во многих командах и чувствовал, что именно этот коллектив невозможно сломить.
Пятая игра вновь перешла в овертайм. Мы имели серьезное преимущество, но никак не могли нанести решающий бросок. Знаете, я вновь чувствовал себя ребенком, бьющимся во дворе не ради денег, а ради любви к хоккею. Конечно, в этот раз ставки были выше, но эмоции практически те же. Ребята, играем до победного, а то мама зовет домой. Героем этой встречи стал Джимми «Подбородок» Руа, а это значит, что мы все еще держимся.
Шестая игра. И вновь овертайм. Три овертайма подряд – редкое удовольствие. Ты уже не думаешь о следующем периоде. Тебе бы протянуть до следующей смены. Где найти силы, чтобы добросить этот чертов резиновый кругляш до ворот? Хоть бы кто-то на мгновение потерял концентрацию! А вдруг это буду я? На этот раз роль спасители «Манитобы» взял на себя Стив Брюле. Впервые в серии команды сравнялись.
После этой победы, я чувствовал, что мы своего уже не упустим. Все в раздевалке разделяли мои чувства. Мы видели, что игроки «Хьюстона» потеряли уверенность в своих силах. Пусть седьмая игра должна была проходить на площадке соперника, но все уже было в наших руках. А именно в руках вашего покорного слуги.
Счет был 1:1. Я удачно отобрал шайбу за воротами и немедленно вылез на пятак. Не думая ни секунды, я направил снаряд над ловушкой их голкипера - Фредерика Шабо. Тот даже не успел опомниться. Мы победили – 3:1! Как думаете, как много людей видели этот момент, если игра проходила в Техасе. Оказалось, больше половины Канады. Нарезки лучших моментов той встречи крутили по телевизору и даже показали в Hockey Night in Canada. Все-таки канадцы знают толк в игре. И уровень противостояния здесь не так важен.
После победы над «Хьюстоном» на празднования особого времени не было. Дальше нас ждали принципиальные соперники из Чикаго. Мы выкладывались в каждом матче на 100 процентов, но все же уступили в шести играх. Наверное, после 7-мачтевой серии и трех овертаймов у нас просто не хватило сил.
После окончания сезона я встретил с Крэйгом Хейзингером, чтобы узнать, какие у них планы относительно Шона Пронгера? ИХЛ прекращала свое существование, и «Муз» согласились стать фармом «Ванкувера» в АХЛ. К моему удовольствию, Хейзингер заверил меня, что постарается уговорить «Кэнакс» заключить со мной договор: «Даже если они не пойдут на это, то «Манитоба» сама с радостью предложит тебе контракт. Мы хотим сохранить тебя».
Да! Кто-то заинтересован во мне! Вы не представляете, как приятно это услышать. Я поблагодарил Зингера и заявил, что готов ждать дальнейших новостей.
Пока Зингер вел переговоры, мне предстояло разобраться с еще одним делом – командный турнир по гольфу. В мою группа попали капитан «Муз» Брайан Чапман, помощник главного тренера Скотт Арниел и владелец команды Марк Чипман. За годы проведенные в «Манитобе» я узнал Чиппера довольно хорошо. И могу честно сказать, что он был лучшим владельцем из всех, которых я встречал. Он действительно любил свою команду, заботился об игроках. Я совершенно не удивлен, что он был одним из главных инициаторов возвращения «Виннипега» в НХЛ в 2011-м.
Честно признаюсь, что во время игры в гольф я преследовал и меркантильные цели. Никогда не помешает погонять мячик вместе с владельцем команды. Команды, с которой ты ведешь переговоры о новом контракте. Моя карьера только начинала возвращаться на верный путь, так что я не хотел вновь сойти с рельс.
После нескольких сигар и еще большего количества пива мы с Арниелом оказались на 18-й лунке. Мне нужно было сделать удачный удар с 25 футов, чтобы обставить его. Не знаю, как я смог удержать баланс, но мне удалось не только попасть по мячу, но и отправить его точно в лунку. После этого я стал бегать по полю как идиот, празднуя успех. После круга почета ко мне подошел Джимми Руа: «Пронгс, где твой телефон?» - «Батарейка сдохла». – «Твоя жена ищет тебя, он звонила мне уже несколько раз».
Черт. Что случилось? И еще важнее, откуда у нее твой номер телефона?
Я одолжил трубку Чипмена: «Привет, детка, что такое?» - «Ты говорил сегодня с Пэтом?» - «Нет. Я сегодня пил, курил и играл в гольф». – «Так, суперзвезда, постарайся в следующий раз отвечать на звонки. Ты только что стал игроком «Коламбуса». – «Как это случилось?» - «Откуда я знаю, позвоню Пэту».
Пэт проинформировал меня о ходе переговоров с «Айлендерс». Клуб из Нью-Йорка не был заинтересован в моих услугах. Так что они согласились отпустить меня. Мне нужно было только пройти через уэйвер, чтобы стать свободным агентом. Однако «Коламбус» решил подобрать меня.
Я был несколько расстроен, что мне придется покинуть «Манитобу». Но ведь у меня вновь появился шанс поиграть в НХЛ.
Удивительно, какие сюрпризы тебе преподносит жизнь. Человеком, который настоял на моем переезде в Коламбус» был скаут по имени Боб Страмм. Тот самый Боб Страмм, который был генменджером «Лас-Вегаса» в 1994 и который всадил мне тогда пулю в сердце. Из палача в спасители. Видимо, я все же был не так уж и плох тогда.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика