Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть XIII


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-AhqV1-BFx1s%2FVFtGRHCC-WI%2FAAAAAAAAAaI%2FfHSnaUGOjFw%2Fw500-h324-no%2F%25D0%259F%25D1%2580%25D0%25BE%25D0%25B2%25D0%25B8%25D0%25B4%25D0%25B5%25D0%25BD%25D1%2581.jpg&hash=7b968b496304d1dc72ff7659365949d3


Оказывается, у меня все еще были перспективы в НХЛ. Должен признаться, что было время, когда я в это уже практически не верил. Я даже смирился с этой мыслью. Ты всю жизнь стараешься двигаться вперед, делать новый шаг. Но это не может продолжаться вечно. У каждого есть свой потолок. Я смотрю на парней, которые подписывают многолетние многомиллионные контракты и после этого, кажется, уже больше не хотят блокировать броски. Люди скажут, что они обленились. Согласен, в этом есть доля правды. Но, на мой взгляд, гораздо важнее то, что они добились цели, к которой шли многие годы. Ты старался зайти как можно дальше. Когда для тебя больше нет вызова, то хоккей становится работой. Деньги играют важную роль в жизни профессионального спортсмена, но еще важнее соревновательный дух. Когда ты чувствуешь, что уперся в потолок, то начинаешь смотреть на игру по-иному.
Для меня появление на горизонте «Коламбуса» стало приятным сюрпризом. Когда я думал, что со мной уже все ясно, мне дали новый шанс. Для тех, кто любит статистику, напомню, что «Блю Джекетс» стали для меня шестым клубом в НХЛ.
Удивительно, но я знал не так много игроков в команде. Точнее говоря, только двух. Майка Силлинджера, с которым мы играли в «Анахайме» и Тайлера Райта, с которым мы пересекались в «Питтсбурге». Силлинджер был 30-летним нападающим, который выглядел на все 40, а вел себя как 20-летний (я цитирую его, между прочим). Его невозможно было не любить, он всегда источал столько позитива. «Коламбус» был восьмым клубом в карьере Майка и далеко не последним.
Когда я играл вместе с Райтом в «Пингвинс», то тренер Константин предпочитал использовать его в четвертом звене команды, которая играла в три тройки нападения. В том сезоне он провел 41 игру и не набрал ни одного очка, проводя в среднем на льду около двух минут за встречу. Следующий сезон Райт начал в минорах, но после смены тренера вернулся в состав и совершил прорыв. Летом «Коламбус» забрал его на драфте расширения. Его история позволяет парням вроде меня верить, что рано или поздно мы сможем совершить прорыв.
Первым в новой команде меня поприветствовал капитан «жакетов» Лайл Оделайн: «Пронгс, добро пожаловать на борт. Располагайся где хочешь. Если тебе что-то понадобится, то скажи мне». Всегда тяжело входить в новую раздевалку, особенно если ты провел последние пару лет в низших лигах. Так что такая теплая встреча, без сомнения, прибавила мне уверенности. Оделайн был настоящим тафгаем – добрым и мягким вне льда. Совсем не похожим на то животное, в которое он превращался на арене.
Перед открытием тренировочного лагеря мы должны были пройти ряд тестов. Не могу сказать, что это мое любимое занятие. Не то чтобы я находился в плохой форме, но я никогда не был самым быстрым или сильным парнем в команде. Мои результаты всегда были, в лучшем случае, в середине списка.
Одним из заданий была пробежка на две мили. Помню, как я разминался, когда подкатила машина, и из нее появился новый игрок команды. Русский. Знаете как я понял откуда он? На нем были одеты белые кроссовки, черные носки и старые шорты. Было ясно, что он только что прилетел и был привезен сюда сразу же с самолета.
Когда раздался свисток, наш новый русский друг сорвался с места и умчался вперед. Больше мы не видели его до финиша. Единственное, что остановило меня от того, чтобы врезать этому парню, что он был защитником. Только еще одного конкурента в нападении мне не хватало.
Я знаю из надежных источников, что руководство «Коламбуса» очень верило в этого парня. Они считали, что он просто порвет лигу. Поэтому «Блю Джекетс» не поскупились заплатить ему 100 тысяч долларов за приезд в тренинг-кэмп. Вы шутите? Ведь это все происходило еще до появления КХЛ. Думаю, оплаченного билета, проживания и шанса заиграть в НХЛ было бы вполне достаточно. Так, я снова хочу ему врезать.
Никогда не забуду, как во время одной из тренировок один из скаутов заявил, что у нашей новой звезды шикарный дроп-шот. Я чуть не врезался в борт, когда это услышал. Это что, Николай Давыденко? Не могу поверить, что кто-то сказал такое.

Парень должен был попасть в НХЛ. Менеджмент был очень в нем заинтересован. Ему было практически гарантировано место хотя бы седьмого защитника команды. Ему просто было нужно не сделать какой-то катастрофической ошибки в тренинг-кэмпе. Но он не сумел. Он сыграл во всех контрольных встречах и во всех выглядел ужасающе. «Коламбусу» пришлось отправить его обратно в Сибирь с карманами шорт полных наличностью. Наверное, вы хотели бы узнать его имя. Это Александр Гуськов. И, как мне известно, после этого у него сложилась вполне неплохая карьера на родине.
Я оказался в похожей ситуации. Сначала в клубе хотели меня видеть, потом отсылали. Однако, в отличие от Гуськова, в моем случае, видимо, у них заела кнопка «повтор».
После завершения тренинг-кэмпа я был отправлен в фарм-клуб «Сиракьюз». Привет, АХЛ, вот снова и я! Единственное, что утешало меня, это заявление генерального менеджера Дуга Маклина, что я скоро вернусь в основу. Конечно, я не очень верил ему, но оказалось, что он не лгал…
Меня отсылали, а затем возвращали семь раз за сезон! Думаю, люди недостаточно хорошо представляют всю сложность данной процедуры. Это намного тяжелее, чем просто перевести имя игрока во вкладку основного состава. Конечно, иногда тебе везет и у тебя есть пара дней перед ближайшем матчем. Однако календарь АХЛ не подстраивается под НХЛ. Когда раздается звонок, то тебе пора срываться с места. И менеджменту плевать, что ты только что закончил третью игру за пять дней. Ты должен откликнуться на зов, иначе твое место тут же займет кто-то другой из десятка страждущих, а о тебе более и не вспомнят.
К примеру, в одном из матчей за «Сиракьюз» я заблокировал бросок соперника. Шайба попала точно в ногу. Проснувшись следующим утром я с трудом мог наступить на поврежденную ногу из-за сильной боли. Меня отправили в больницу на рентген. Пока я ждал в приемной, раздался звонок. Это был главный тренер «Кранч» Гэри Эгню: «Шон, тебя вызывает «Коламбус». Я предупредил их, что у тебя может быть сломана нога. Ты получил результат исследований?»
У меня было два варианта. Можно сказать, что я не сделал еще рентген. Но я рискую, что моя нога действительно может быть серьезно повреждена. Или же я могу сказать, что все нормально и просто молиться, что травмы действительно нет. Чтобы вы сделали? Верно, что и я: «Гэри, я в порядке. Когда мой рейс?» Как выяснилось, мой обратный рейс был назначен всего через пару дней. И, да, нога моя была не сломана.
Давайте говорить начистоту, вызов в НХЛ может оказаться неожиданным, но гораздо тяжелее возвращаться в фарм. Ты переезжаешь из Большого яблока в Червивое яблоко, меняешь кресло чартерного самолета на сиденье в тесном автобусе, вместо шикарных обедов ты довольствуешься придорожными закусочными… Но еще важнее то, что происходит на льду. Вместо 5 минут за матч ты неожиданно получаешь все 20. Тебе нужно уже сделать нечто большее, чем просто размять запасного голкипера на утренней тренировке. Нужно время на адаптацию. Я знаю тренеров в АХЛ, которые специально усаживают в запас на первую игру хоккеиста, только что вернувшегося из НХЛ, так как они понимают, что они не сможет ярко себя проявить. Жизнь за пределами НХЛ разительно отличается от того, к чему привыкли эти миллионеры.
Начнем с перемещений. В высшем свете тебя ждет первоклассный чартер. Одно его наличие является хорошей мотивацией не возвращаться в АХЛ. Иначе тебе придется путешествовать на автобусе. Да, ваш любимый «Грейхаунд». К счастью, я всегда любил путешествовать так, чтобы мои коленки упирались мне в грудь, а под ухом богатырски храпел партнер по команде. А если ты новичок, то твоим соседом, скорее всего, будет тафгай, считающий, что он едет на мотоцикле. Что может быть еще хуже? А как вам перспектива убирать автобус по приезду? А я вам открою секрет: хоккеисты не такие уж и чистюли. После завершения уборки новичок имеет честь выгружать ароматные баулы с формой.
Конечно, в НХЛ у новичков свои трудности. Тебе нужно собрать и развесить верхнюю одежду ветеранов. Нужно как-то уместиться в свое сидение в первом классе. Также тебе самому придется тащить по трапу свою сумку с экипировкой, прежде чем ты передашь ее водителю автобуса, который еще имеет наглость заставить пройти себя до этого самого автобуса дюжину шагов.
Теперь поговорим о кормежке. Лучшие перелеты были в «Рейнджерс». Перед полетом (да, они кормят вас еще до полета) нам подавали салат-коктейль из креветок, копченого лосося, филе-миньон из вырезки, сыр, крекеры, фрукты овощи и еще различные закуски. На борту нам сразу предлагали горячее. Выбор из трех блюд: стейк, курица или рыба. На десерт яблочный пирог с мороженым или шоколадное пирожное с мороженым. Черт, наверное, можно было получить и мороженое с мороженым.
В фарме все иначе. Перед полетом вам ничего не подадут, поэтому надо определиться заранее. Все игроки скидываются и делают заказ. А ведь после игры тебе обязательно нужно набраться сил. К примеру, вам предстоит выездное турне. Вполне возможно, что вам предстоит провести три матча за два с половиной дня. Нужно обязательно поесть после игры, чтобы хоть как-то восстановить потраченные силы. Однако свой заказ надо делать с умом.
Если ты новичок, то, скорее всего, закажешь «Рэй Ферраро» (Ферраро ассоциируется с курицей с пармезаном. Он заказывал только это блюдо, когда работал на ESPN. Каждый день). Не лучший выбор. Ребятки забывают, что заказ делается заранее за несколько часов. И, скорее всего, он отправится в сеть местных закусочных. И вряд ли местный повар позаботится о том, чтобы еда была теплой к нужному времени. Или приготовленной. Непросто есть холодную и черствую курицу с помощью пластиковых ножа и вилки. Дам вам совет: заказывайте то, что заказывает ветеран. Пицца - отличный выбор. Можно есть и теплой и холодной. Или можно заказать бутерброд с индейкой. С опытом вы научитесь дополнительно просить, чтобы все овощи были поданы отдельно, тогда ваш бутерброд не превратиться в мякиш. Видите, у хоккеистов тоже есть мозги.
Как вы понимаете, уровень отелей также разнится радикально. В ECHL это Super 8 и Days Inn. В АХЛ Ramada и самые паршивые Marriot. В НХЛ шикарные Ritz-Carlton и Four Seasons.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-po0Y-U6JBL0%2FVFtO6xSZsTI%2FAAAAAAAAAas%2FDm02WG-NJ54%2Fw500-h384-no%2F%25D0%25A1%25D0%25B8%25D1%2580%25D0%25B0%25D0%25BA%25D1%258C%25D1%258E%25D0%25B7.jpg&hash=77e0c94cb5aa5b3fba9a3e364430c2c1


Как я уже говорил, очень важно успеть отдохнуть. Не смейтесь, но вы можете устать, даже летая первым классом и живя в первосортных отелях. Спаренные матчи могут серьезно измотать. Ты летишь в другой город сразу после матча, значит, окажешься в отеле, в лучшем случае, после полуночи. Хуже всего такие перелеты в Эдмонтон и Денвер, так как путь от аэропорта до отеля занимает еще 45 минут.
На следующее утро назначена опционная тренировка. Для игроков типа меня опционных тренировок не бывает. Один мой знакомый называл ее «обязательная опционная». Конечно, ты можешь ее пропустить, если не против вновь поехать в фарм.
В низших лигах логистика путешествий гораздо труднее. Большинство матчей играются в четверг, пятницу, субботу и воскресенье. Честно, мне нравилось такое расписание, но если мы играли у себя дома. А вот выездное турне… Давайте объясню все на примере.
Так как Виннипег территориально находился на отшибе лиги, то путешествовать приходилось прилично. Как-то в четверг у нас была назначена игра с «Кливлендом». В пятницу нам предстояла встреча с «Рочестером». Поэтому после игры в Кливленде мы пять часов тряслись в автобусе и прибыли в отель в 4 утра. В пятницу вечером мы сыграли с «Рочестером» и вновь отправились в путь. Привет, Кливленд! Вы можете в это поверить? Очередной пятичасовой переезд туда, где мы только что были. Сколько коктейлей нужно выпить, что составить такой календарь? Еще веселее, что в этот день «Кливленд» решил привлечь побольше болельщиков, поэтому перенес время начала матча на полдень. Уверен, что они изучили расписание раньше нас.
Мы прибыли в отель в 3:30. Я поставил будильник на 8 утра. Я пытался посчитать на пальцах, сколько часов я смогу отдохнуть, если засну сразу же. Не тут-то было. Я пялился в потолок, представляя, как горит домашняя арена «Кливленда» и матч отменяют. Эх, если бы у меня были силы встать, поймать такси, найти канистру с топливом, зажечь спичку… Я бы все равно этого не сделал. Но такие мысли меня посещали. Весь этот бред я обдумывал до 5 утра. Круто. Три часа на сон.
Еще один вопрос: что съесть перед игрой в полдень? В буфете предлагали: овсяную кашу, хлопья, тосты, яйца, бекон, спагетти и курицу. Все выглядело отвратительно, так что я ограничился кофе и пончиками.
Я был истощен морально и физически. Как и все мои партнеры. Поэтому во время матча никто не хотел растягивать свою смену больше, чем на 20 секунд. Наверное, мы установили мировой рекорд по пробросам и количеству шайб, выброшенных за пределы площадки. Мы делали все возможное, чтобы притормозить игру. Встреча растянулась на четыре с половиной часа. Мы проиграли, по-моему, со счетом 0:2. Хотя в таких кондициях они должны были выносить нас с разницей минимум в тачдаун. Уверен, зрители, которых специально привлекали на трибуны, после такой «игры» забыли о хоккее. Отличный маркетинг, «Кливленд»!
Еще одна коротенькая история. Как-то «Виннипегу» предстояло провести спаренные матчи дома и в гостях с «Ютой». После очень жесткой первой игры в Юте мы понимали, что ответная встреча будет не легче и не мягче. Прибыв в аэропорт, мы с удивлением узнали, что еще одной команде нужно лететь в Виннипег. Спустя всего несколько часов после ожесточенной битвы нам нужно был лететь в Манитобу одним коммерческим рейсом с «Ютой». Так как «Гриззлис» прибыли раньше, то они уже разобрали все боковые места и места у окон. Игрокам же «Муз» пришлось тесниться в серединке. К счастью для стюардесс, полет прошел нормально. Думаю, все были слишком заняты мыслями о том, как бы незаметно треснуть своего соседа.
Ну и последний пример того, как разнятся условия между НХЛ и другими лигами. Поговорим о «зеленых комнатах». Это то место, где могут находиться жены, подруги, семьи игроков, во время перерыва и после матча. После окончания матча игроки отправляются в «зеленую комнату», чтобы со всеми встретиться. На «Мэдисон Сквер Гарден» комната была просто удивительной – ты никогда не знал, кто из звезд там появится.
По сравнению с этим комната «Сиракьюз» выглядела просто комичной. Ее роль исполняла бойлерная. Честно, я не шучу.
Давайте быстренько пробежимся по моему первому сезону в «Коламбусе». У меня была двустороння сделка. В НХЛ я получал 400 тысяч за сезон, в фарме – 125 тысяч. Но общий годовой доход не должен был быть ниже 150 тысяч. В общем, если я проводил весь сезон в «Сиракьюз» мне платили 125 тысяч. Если бы «Блю Джекетс» так и не разу бы меня не вызвали, то им бы пришлось все равно выдать мне еще один чек на 25 тысяч. Такое условие в контракте хоть как-то мотивирует главный клуб поднять тебе из фарма, чтобы отбить эти деньги.
К марту 2002 года меня вызывали из фарма и отправляли обратно шесть раз. Для моей жены время тоже было непростое. Она была на восьмом месяце весьма непростой беременности. Я знал, что в марте в любой момент может раздаться звонок и мне нужно будет мчаться без оглядки. И вот однажды ночью зазвенел телефон. Но я прекрасно знал, кто это: «Я не буду отвечать». Из ванной раздался голос: «Шон, возьми трубку. Со мной все будет нормально. Езжай». Конечно, это был Эгню. Он сказал, что команда будет ждать меня в Эдмонтоне.
Я разрывался. Я не хотел покидать жену в тяжелый период. Но я также понимал, что, скорее всего, это мой последний вызов в основу. В «Коламбусе» знали и понимали мою ситуацию, но им нужен был игрок следующим вечером. После уговоров со стороны жены, я все же начал собираться. Я уже знал все досконально. В 6 утра вылет из Сиракьюз в Детройт. Потом двухчасовое ожидание рейса из Детройта в Эдмонтон. Где-то часов в 15 я прибуду, так что мне хватит времени домчаться до отеля и вместе с командой отправиться на арену. В конце концов, я успел вовремя. Однако я не мог думать об игре. Все мои мысли были связаны с женой и нашим будущим ребенком. Удивительно, но в таком состоянии я провел отличную игру. Настолько хорошую, что доиграл в основном составе до конца сезона. Папочка точно заработал на пару пинеток для малыша!
Однако для некоторых игроков «Коламбуса» сезон на этом не заканчивался. «Сиракьюз» попали в плей-офф, и мы были отряжены в помощь. Первый раз в сезоне я был не против ссылки в фарм. В составе «Кранч» я из гриндера превращался в капитана команды и одного из ключевых форвардов команды.
Первый раунд прошел по плану. Мы вынесли «Филадельфию Фантомс» в трех матчах. Еще приятнее, что после этого я подписал новый контракт. Прямо в раздевалке после окончания последней игры. Это был двухлетний двусторонний контракт. Как же приятно заключить договор до открытия рынка свободных агентов.
Во втором раунде нам противостояло «Чикаго». Мы повели в серии 2-0, выиграв обе домашние встречи. К сожалению, в начале второго матча я повредил запястье. Рентген не показало ничего серьезного, но это повреждение сильно сказалось на моей игре. Я не мог помочь на вбрасываниях, любой бросок доставлял мне только боль, а каждый пас летел черт-те куда. Однако я не хотел оставлять партнеров. К сожалению, мы проиграли три следующих встречи. Моральное преимущество перешло на сторону «Вулвс». Нужно было переламывать ход серии. И делать это без меня. В пятой встрече я повредил ключицу, ударившись о борт. В шестом матче парни бились отчаянно и вынесли «волков» со счетом 6:0. Видимо, в той встречи ребята отдали все силы, так как в решающем матче «Чикаго» не оставило нам шансов. Сезон был окончен. Проиграв в плей-офф, ты надеешься, что хотя бы уступил будущему чемпиону. В нашем случае произошло именно так.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика