Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть XIX


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2FKfE1ob7_S92Qq3USt61ceNAfLqhad0m9kPWNphL2TZI%3Dw500-h370-no&hash=99bc6d173b621b28699b1be99fd9a905

«Шон пишет книгу? Как это здорово, что Шон напишет книгу о Крисе», - сказал один из близких друзей семьи. Уверен, что многие люди подумали о том же, когда узнали о моих готовящихся мемуарах. И пусть эта книга не о Крисе, но я не смог бы рассказать историю своей жизни, не посветив отдельную главу брату.
Нужно сразу признать, что ему непросто было строить свою карьеру, когда все тебя знают, как «брата Шона». В конце концов, я первым из семьи был задрафтован клубом НХЛ и первым попал в Зал славы. Да, вы не ослышались. В 2009 году я был включен в Зал спортивной славы Северо-запада Онтарио. И сейчас я готовлюсь к тому, чтобы официально сменить свое имя с «Шон Пронгер» на «Член Зала славы Шон Пронгер».
Конечно, пусть я первым попал на драфт и обессмертил свое имя в Зале славы, но уже прошло очень много времени с тех пор, как Криса знали, как «брата Шона». Думаю, большинство людей просто не знают, что у Криса есть брат. А даже те кто знают, не всегда об этом вспоминают. Сколько раз меня называли «Крис»! Как люди, вращающиеся в хоккейном мире, могли нас регулярно путать? Крис – звездный защитник, я - форвард пятого звена. Вспомните мой первый тренинг-кэмп в составе «Анахайма». Помните, кто был записан на прием к врачу? Просто имя Ш-О-Н они написали на американский манер: К-Р-И-С. Наверное, просто кто-то в «Анахайме» замечтался.
К счастью, у меня есть самоирония. В противном случае, я бы вполне мог свихнуться или прибить кого-то. Занятно, что некоторые люди не понимают, как некрасиво это выглядит, когда они представляют меня: «Это брат Криса Пронгера, Шон». Вам может показаться, что из-за этого у меня сложились некоторые комплексы. Но мой терапевт опровергнет ваши доводы. В конце концов, я достаточно умен, силен и люди, черт побери, любят меня. К тому же кто, как выдумаете, создал того самого злобного монстра? Верно. Он может не признавать этого, но близкие знают всю правду. Я уверен, что он заготовит специальную речь про меня, когда его включат в Зал хоккейной славы. С нетерпением жду, когда наступят мои 15 минут славы, как старшего брата, всегда достающего младшего.
Как часто бывает, в детстве младший всегда таскался хвостом за своим старшим братом. Куда бы я не шел, он оказывался рядом. А чаще всего мы ходили на хоккейную коробку. Я учил его бросать. Я учил его пасовать. Я регулярно задавал ему трепку (во всяком случае, до того дня, когда я стал сомневаться, что выиграю бой). Конечно, не только я вложил в него всю душу. Но это моя книга, так что я могу заявить, что он добился всего благодаря тренировкам рядом со страшим братом.
Каждый день мы старались вырваться поиграть в хоккей. И каждый раз Крис и я оказывались капитанами. Так как мы были лучшими игроками, то нас старались разделить. Но такое деление держалось половину игры и, в конце концов, мы с Крисом оказывались в одной команде. И не потому, что одна команда уничтожала другую. Просто игру постоянно приходилось прерывать из-за вспыхивающих потасовок. Крис и я постоянно зарубались, пока нас не определяли в одну команду, после чего мы превращались в аналог Гретцки и Курри. В детстве у нас были интересные отношение: то мы бьемся не на шутку, то через минуту становимся лучшими друзьями. И я говорю не о шуточных пощечинах или таскание за волосы, это были серьезные схватки.
Если мы не могли играть на улице, то спускались в подвал. Я всегда был форвардом, а он – защитником. Именно тогда он отточил свою коронную серию приемов: слэш, слэш, кросс-чек. В подвале у одной из стен стоял диван, что позволяло нам проводить силовые приемы. Игра всегда начиналась спокойно. Обычно я делал несколько финтов, но мне удавалось обводить Криса редко. Даже в юном возрасте Крис думал во время игры. Если мне удавался определенный обманный маневр, то он делал поправки в своей игре, и я уже не мог повторить свой трюк.
Расскажу один из случаев. Как-то мы играли в подвале. Крис зажимал меня все ближе к стене, так что мне оставалось пробросить шайбу по «борту», чуть оттолкнуть его и забить гол. Шон был недоволен. Поэтому в следующий раз в похожей ситуации он смачно отоварил меня клюшкой по рукам. Я был недоволен. Поэтому в следующий раз я позволил ему перехватить шайбу у стены и впечатал его в бетон. В отместку Крис рубанул мне клюшкой сзади по ногам. Звучит знакомо? Пока я лежал на полу и орал, он помчался искать укрытие. Я успел догнать его у самой двери. Я до сих пор помню ту ярость, которую испытывал в тот момент. Я схватил его за шею и приготовилось всыпать ему по первое число. Всю эту ситуацию сопровождала отборная площадная брань. Я уже был готов нанести первый удар, но кто-то остановил меня. Это была мама. В тот день она пригласила с десяток подруг на чай и они все смогли убедиться, что у юных Пронгеров весьма богатый лексикон.
Недалеко от нашего дома была ледовая площадка. И мы пропадали там с друзьями до позднего вечера. Оглядываясь назад, мы были не такими уж и проблемными детьми (за исключением драк и ругательств). Ладно, как-то мы играли с Крисом. Как обычно, были в разных командах. Даже если мы играли с ребятами постарше, то они разводили нас. Возможно, потому что их веселили наши постоянные зарубы. В той игре я красиво обвел Криса и забил гол. Возможно, я начал дразнить его, но этого я точно не помню. В следующий раз, когда я объехал его, то почувствовал, что теряю контроль над правой ногой. Очередной удар клюшкой сзади по ногам! Да ты издеваешься? Никто не видит, как здесь зарождается тенденция? Я поднялся и увидел, что Крис убегает со льда.
«Ты труп!» - прокричал я ему. Я только не понял, куда он собрался бежать. Он повернул налево, хотя все наши вещи были в другой стороне. Подождите… Он собирается докатиться до дома? Я попытался догнать его, но он опередил меня. Но ему было этого мало. Крис запер входную дверь и стал дразнить меня из окна. (А вы думаете, что стащить шайбу в финале Кубка Стэнли, это худший его поступок). Я стоял на улице и проклинал его. Он продолжал дразнить меня и прислонил голову к стеклу. Я смекнул, что это лучший момент треснуть ему по морде. Так что я решился и ударил по окну. К счастью, стекло только треснуло. В этот момент на шум вышел отец. Он покачал головой и отправил меня комнату. Как обычно, арбитр увидел только ответное действие.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-CTO_rR9p0bE%2FVD5rrHm0JDI%2FAAAAAAAAASY%2FS5UO_eONzxo%2Fw500-h307-no%2F%25D0%25A8%25D0%25BE%25D0%25BD%252B%25D0%25B8%252B%25D0%259A%25D1%2580%25D0%25B8%25D1%2581%252B%25D0%259F%25D1%2580%25D0%25BE%25D0%25BD%25D0%25B3%25D0%25B5%25D1%2580%252B1.jpg&hash=f70f5aadd2cc51fe015cbad6723423f6

Так как у нас с Крисом два года разницы в возрасте, то мы не имели возможности поиграть в одной команде. Когда я был в старших классах, то отправился играть за «Тандер-Бэй Флэйерс». В то время Крис пошел в 10-й класс. В октябре он и родители приехали навестить меня. Я помню, как вышел из раздевалки и увидел брата, возвышающегося над родителями. Я подошел к нему поближе и обнаружил, что мои глаза находятся на уровне его рта. За два с половиной месяца он вырос на 4 дюйма. В тот момент я осознал, что уже никогда не посмотрю на младшего брата сверху вниз.
Долгое время я слышал от родителей, что Крис делает серьезные успехи. Так что на каникулах я приехал домой и решил посмотреть на братца в деле. Это было великолепно. Он просто уничтожал соперников. Тогда я впервые почувствовал настоящую гордость за брата. Я понял, что он пойдет далеко. Только я не знал, насколько далеко он зайдет.
Так как мы росли в Драйдене, то были изолированы от больших соревнований. Всегда кажется, что в больших городах есть парни покруче тебя. И ты так думаешь до того момента, пока не сыграешь против них. Тогда ты поймешь, что они ни в чем тебя не превосходят. Крис быстро понял это. Мне же потребовалось много времени, чтобы убедить себя в этом.
Конечно, обладание звездным братом приносит кое-какие преимущества. К примеру, я получил классного агента в лице Пэта Морриса. Думаете, он бы стал связываться со мной не будь Криса? Пэт не перестает уверять, что он бы все равно был бы моим агентом, но все мы прекрасно понимаем, что игрок моего калибра не был бы для него очень интересен.
Без Криса я бы не почувствовал всю драматичность победы сборной Канады на Олимпиаде-2010 в Ванкувере. Я – патриот. Поэтому возможность пережить эту радость вместе с моими детьми – одно из самых ярких воспоминаний в моей жизни.
Благодаря Крису, я трижды почувствовал, каково играть в финале Кубка Стэнли. Я получил возможность отпраздновать чемпионство. Я до сих пор помню, как вошел в комнату и увидел Брайана Бурка. Я хотел пожать ему руку, но он схватил меня и стиснул в своих объятиях. Это был один из тех редких моментов, когда вы могли увидеть Большого Ирландца улыбающимся.
Это была классная ночь. Вся раздевалка стояла на ушах. Теему Селянне прыгал на столе с бутылкой шампанского, словно ребенок. Но я чувствовал себя несколько странно. Я осознал, что сам не испытаю этого счастья. Как игроку, мне не суждено выиграть Кубок. Но я был счастлив за Криса. Он заслужил его. Я знал, как сильно он жаждет победы. Также я был счастлив за родителей. Они заслужили этот праздник не меньше Криса.
Мне было неудобно притрагиваться к заветному трофею. Ведь я все еще был действующим игроком. Но я решил, что ничего страшного в этом не будет и пригубил шампанского из Кубка. Но я не поднимал его над головой – этого заслуживают только настоящие чемпионы.
Меня очень часто спрашивают, завидую ли я своему брату? Это справедливый вопрос. Конечно, легко ответить «нет». Знаете, наверное, если бы он играл лишь чуток лучше, чем я, то тогда у нас могло бы быть какое-то противостояние. Тогда бы у меня были поводы для зависти. Но уровень нашего мастерства кардинально отличается. Так что я не видел никакого смысла в зависти. Я честно могу признаться, что никогда не ревновал из-за его популярности.
Помню, как в 2000-м Крис получил «Харт Трофи». В тот момент я вспомнил, как мы детьми бились на морозных улицах Драйдена. Значит, я тоже помог ему прийти к этому моменту. Помог ему получить приз из рук Марка Мессье.
Да и есть ли смысл ревновать того, кто является публичным врагом номером один практически в любом городе, в которой приезжает? Благородные фанаты «Детройта» освистали Криса, когда он проводил 1000-й матч. Я не мог сдержать смеха. Конечно, родители были не так рады этому факту. Но я даже могу в чем-то понять фанатов, я же сам играл против этого парня.
Честно говоря, я даже считаю это комплиментом. Я мог только о мечтать о том, чтобы фанаты настолько «беспокоились» обо мне. Хотя, опять-таки, я не могу завидовать тому, что кто-то устраивает настоящее шоу из того, как сжигает мои вещи. Конечно, счет в банке, как у Криса, был бы приятным бонусом, но это не сделает меня боле счастливым человеком.
Но я могу признаться, что завидую тому, как он может играть в хоккей. Он очень одаренный и умный игрок. Люди иногда забывают об этом и концентрируют свое внимание на грязных приемах. Крис видит все и каждого на льду. Когда я выходил на лед, казалось, что там бегает человек 20. Для Криса это была игра три на три. Он всегда делал все так легко. Для него игра проходила в замедленной съемке. Для меня же это всегда была быстрая перемотка.
Я имел честь наблюдать становление обладателя «Харт Трофи», «Норрис Трофи», Кубка Стэнли, двукратного чемпиона Олимпийских Игр и будущего члена Зала славы НХЛ. С моей точки зрения, это мне люди должны завидовать, раз я смог прикоснуться к этому так близко.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh3.googleusercontent.com%2F-FDRL7lkXDQw%2FVM9xoTapGcI%2FAAAAAAAAAnI%2FKXJPBOvp-a4%2Fw500-h250-no%2F%25D0%2594%25D1%2580%25D1%2583%25D0%25B7%25D1%258C%25D1%258F%252B%25D0%259F%25D1%2580%25D0%25BE%25D0%25BD%25D0%25B3%25D1%2581%25D0%25B0.jpg&hash=bb5e80952f4b48528b387e5feaa00438

Отдельно хочу рассказать о «волчьей стае». Мои друзья детства. У каждого есть хотя бы один друг, который проходит рядом с тобой все эти годы. К счастью, у меня таких друзей больше. Каждый раз, когда мы выходили во двор своего дома (дом 161 по улицу Сейнт-Чарльз), они были рядом. Давайте я не буду откладывать дело в долгий ящик и сразу представлю их: Дарси Митани («Мит»), Стив Ролл («Скала»), Джон Каммингс («Молот»), Крис Хэнкок («Херби»), Крис Пронгер («Проныра») и ваш покорный слуга.
Жаль, что у меня нет кадров наших игр во дворе. Хотите поговорить о страсти к чему-то? Мы думали только о хоккее. И мы не пытались просто обвести соперника покрасивее. Ты должен был раздавить его. Мы не считали игру удавшейся, пока у кого-то не начинала идти кровь. И это случалось часто. Если бы кто-то из вас смог бы посмотреть те наши игры, то вы бы посчитали нас сумасшедшими. Казалось, что вы побывали на месте преступления. Кровь повсюду: на льду, на снегу, на одежде, на лице.
Иногда к нам присоединялся какой-то новичок. Как-то пришел парень из нашего района. Он когда-то играл с нами, но это было давно, он уже забыл все «прелести» нашего хоккея. Он неплохо играл, но, когда в дело пошли силовые приемы, он пожалел, что решил присоединиться. В конце концов, он ушел домой со слезами на глазах. Что я могу сказать: наш хоккей – игра не для каждого.
Когда мы стали постарше, то стали оттачивать мастерство силовых приемов. Если сугробы на улице были достаточно велики, то наставало очередь нашей любимой забавы. «Сквозь строй». Мы становились в ряд, а один из игроков должен был пробежать сквозь весь строй и не попасться на силовой прием. Все начиналось мирно, но, как вы понимаете, быстро принимало жесткий оттенок. Каждый хотел не просто достать парня, а перекинуть его через сугроб. Конечно, это приводило к новым потасовкам. А какую лексику мы при этом использовали… Если бы наши родители только открыли окно и получше бы прислушались, то они бы уже на следующий день записали бы меня и Криса в синхронное плавание.
Конечно, мы с нетерпением ждали, когда сможем применить свои навыки в настоящей игре. Как-то наша команда была приглашена на турнир в Дулут. Поэтому целую неделю у нас былая обязательная силовая тренировка возле сугробов. Вы не представляете, как мы были возбуждены перед первым матчем. Мы были похожи на братьев Хэнсонов из фильма «Щелчок». К сожалению, арбитр разбил все наши надежды: «Парни, силовые приемы запрещены». – «КАКОГО #$&?!»
Я с большой теплотой вспоминаю те времена. Мы играли не ради НХЛ, пусть все и мечтали попасть туда. Мы выходили на лед из-за любви к игре. Мы даже представить себе не могли, что простые парни из маленького городка смогут покорить Национальную хоккейную лигу. Мы просто хотели играть в хоккей.
Занятно, что все парни рано или поздно покинули Драйден и нашли свое призвание.
Джон Каммингс живет со своей женой, Сарой, и двумя дочерьми (Кендалл и Кейт) в Гельфе, Онтарио. И он нашел свою новую страсть – пинг-понг.
Стив Ролл живет вместе со своей женой, Синди, и двумя детьми (Эйла и Джек) в Калгари, Альберта. Большую часть времени Стив пытается собрать всех нас вместе, но этому ему редко удается.
Дарси Митани недавно вернулся из Азии, где играл в хоккей. Да, у них там есть своя лига. Сейчас он живет в Виннипеге с женой, Коллин, и двумя детьми (Сэм и Мэгги).
Крис Хэнкок поиграл в хоккей в колледже и осел в Нью-Йорке вместе с женой Наталией. Он сейчас занят важными опытами и пытается вычислить оптимальное количество водки, которое человеческий организм может поглотить за одну ночь.
Крис Пронгер живет вместе с женой, Лорен, и тремя детьми (Джек, Джордж и Лила) в солнечной Филадельфии, где все еще пытается смириться с тем фактом, что он только второй гольфист и третий рыбак в семье. Стоит отдать ему должное, зато он лучший защитник. С небольшим отставанием за ним идет Больший Джим со своим хитрым щелчком.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика