Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть XV


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh4.googleusercontent.com%2F-yMHPOyN2ViY%2FVLZYcmMi03I%2FAAAAAAAAAhg%2F6VqAOHsx3G0%2Fw500-h308-no%2F%25D0%259A%25D0%25BE%25D0%25BB%25D0%25B0%25D0%25BC%25D0%25B1%25D1%2583%25D1%2581%252B1.jpg&hash=e2ebfd2360d9d0770dac7a1478a7e818


Второй тренинг-кэмп в составе «Коламбуса» был очень важен для меня. В прошлом сезоне я провел в НХЛ 26 матчей и набрал 4 очка. Паршиво, когда количество твоих очков в два раза меньше, чем количество раз, когда тебя отсылали в фарм. Но у меня все равно появился неплохой шанс закрепиться в основе.
Поймите, не для всех игроков тренировочный лагерь одинаков. К примеру, мой брат или игрок его калибра. Им место в основе гарантировано. Поэтому за легкой утренней разминкой следует спокойная тренировка. Возможно, диалог с другим мультимиллионером о перспективах на сезон. Потом, возможно, игра в гольф, после чего ужин из шикарного стейка с бокалом вина. Лечь, проснуться и повторить. Не самый большой стресс для тела и нервов.
Иначе все выглядит для проспекта. Для 18-летнего парня, только что пришедшего из юниоров, попадание в раздевалку со взрослыми мужиками может оказаться непростым опытом. Однако это не такой большой стресс, как вы может себе представить. У них в кармане лежит трехлетний контракт с шестизначным бонусом. И им будут давать каждую возможность проявить себя. Конечно, им придется попотеть. Конечно, им придется понервничать. Но они не всегда осознают, что менеджмент крайне заинтересован в их успехе.
Поймите, что люди, которые выбрали их на драфте, и будут решать, попадут ли они в команду. И они очень хотят, чтобы их проспект добился успеха. Генеральные менеджеры хотят доказать, что сделали верный выбор. Как ГМ может быть объективен насчет парня, которого задрафтовал пару месяцев назад? Ведь он взял именно этого парня, потому что считает его особенным. Он поставил на него свою собственную репутацию.
Не забывайте, что на драфте худшие команды выбирают лучших проспектов. Так что генменджер (чья жопа и так стоит на кону) хочет максимально быстрого прогресса от команды. К тому же он считает, что молодая звезда способна привлечь новых фанатов на трибуны. Именно поэтому ввод молодых игроков в основу зачастую слишком форсируют. Любой генеральный менеджер признается, что нельзя ставить игрока из юниорки в основу сразу же. И тот же генменеджер отметит, что его парень – исключение из правил.
Игроки же моего «калибра» как раз и занимают место этого проспекта. Гриндер на двустороннем контракте может рвать жилы все лето и подойти к открытию тренинг-кэмпа в отличной форме. Ты готов играть. Ты готов биться за место в составе. Но его отдадут 18-летнему парнишки. Это сильный удар ниже пояса.
С началом тренировочного лагеря я стал заниматься привычной математикой. Три игрока из четвертого звена остались + пришли два свободных агента + четыре проспекта + два игрока с последнего драфта = хреновые перспективы для меня.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh3.googleusercontent.com%2F-UO5vIWS6k2Q%2FVLZZu-Z4sdI%2FAAAAAAAAAhw%2FeR1j4l4aGzk%2Fw500-h281-no%2F%25D0%25A0%25D0%25B8%25D0%25BA%252B%25D0%259D%25D1%258D%25D1%2588.jpg&hash=7e54ec4259bfb1dd4e49329986896f0b

Тем более тем летом «Коламбус» получил первый номер драфта. Вы могли слышать об этом парне – Рик Нэш. Здорово. Одно место в составе отдадут этому мелкому гавнюку.
И я был прав в одном. Нэш получил место в составе. Но я ошибался, что он не заслужит его. После первой же тренировки все поняли, что он никуда не поедет. Как бы я не хотел ненавидеть его талант, но невозможно было не проникнуться симпатией к этому парню. Он вел себя смирно, уважительно по отношению к старшим, а за него говорила его игра. Он делал на льду все так легко, что, когда я посмотрел на генменджера Дага Маклина, наблюдавшего за тренировкой с трибуны, то увидел выражение лица гордого отца.
Также не улучшало мою ситуацию, что в команде появился здоровый центрфорвард из Финляндии – Лассе Пирьета. Он классно выглядел в тренинг-кэмпе. Так что еще одно вакантное место уплыло. С каждой минутой мой отъезд в «Сиракьюз» становился все более очевидным.
Наступило время последнего контрольного матча. В соперниках «Нэшвилл». Я понял, что пора как-то напомнить о себе. Я не планировал лезть в драку, но и уклоняться от нее не собирался. На предматчевой раскатке мы встретились взглядами с Кларком Уилмом. Мы долго и пристально смотрели друг на друга. Зерно вражды было посажено. В один из моментов мы столкнулись в углу у бортов и понеслась. Думаю, Уилм также хотел напомнить о себе. Я никогда не был драчуном. Мне нужна была веская причина, чтобы вступить в бой, в отличие от моего невоспитанного братца. Но в этот раз у меня не было других вариантов.
Неприятно конкурировать с парнями, с которыми ты вместе пробивался из низших лиг. Вы вместе шли к одной цели, но теперь тебе нужно вышибить из него весь дух, ради потенциальных пяти минут за матч в НХЛ. Но такова хоккейная жизнь. Парень, который с удовольствием врезал бы мне локтем в двусторонке, окажись мы вместе в фарме, размажет любого, кто посмеет со мной так поступить.
После заключительного матча все игроки получили выходной. Так что я, Мэтт Дэвидсон и Радим Бичанек отправились в близлежащий бар и за кружечкой пива постарались прикинуть вариант, при котором мы сможем остаться в основе. Но в глубине души мы понимали, что, в лучшем случае, место останется лишь для одного, а, скорее всего, мы совсем скоро встретимся в составе «Кранч». Честно признаюсь, мне всегда было тяжело осознавать, что ты должен лишить надежды парня, с которым целый год бился плечом к плечу.
Поймите, что для игрока моего уровня решение, которое в те часы принимал менеджмент, является судьбоносным. Возьмите хотя бы зарплаты. Одно слово генменеджера выливается в разницу между зарплатой в НХЛ (450 тысяч) и в АХЛ (75 тысяч). Будущее твоей семьи находится в чужих руках. И, поверьте, этот человек совсем не думает о потребностях твоей семьи. Во главе угла стоит команда.
Но речь идет не только о деньгах. Где вы будете жить с семьей? В какую школу пойдут дети? Ожидание окончательного решения – огромный стресс. Некоторых он может просто сломать.
Просидев в баре до семи вечера, мы вернулись в отель. Первым в тренерскую комнату был приглашен Дэвидсон: «Как все прошло, Дэйви?» - «Как обычно, ты провел хороший тренинг-кэмп, бла-бла-бла-бла…» - «Мне жаль, приятель. Может, мне не стоит тянуть и тоже навестить коуча?» - «Я не думаю». – «Почему» - «Я видел список звеньев. Ты в составе». Не уверен, что есть выражение лица, которое сочетает эмоции «мне жаль» и «я в восторге».
Лишь во второй раз в карьере я проходил через все, через что проходит команда НХЛ перед стартом сезона. Я был приглашен на командное фото, записал видеообращение для болельщиков, побывал на радио и на различных рекламных мероприятиях. Я чувствовал, что снова попал в высшую лигу.
Старт сезона всегда дарит надежду многим командам. Пусть перед «Коламбусом» и не ставилось цели выиграть Кубок Стэнли. Старт сезона также дарит большие надежды многим игрокам. Некоторые стараются завоевать авторитет, кто-то пытается вернуться на утраченные позиции. Рик Нэш должен был доказать, что он был достоин первого пика драфта. К тому моменту я уже бросил попытки найти что-то отрицательное в этом парне. Все уже осознали, что он получил свое место в команде по праву.
18-летняя звезда – лакомый кусочек для всякого рода засранцев. Если не считать атаки на вратаря, то докапывание до молодого игрока – это любимое занятие некоторых засранцев. Как-то мы играли с «Миннесотой». Я оказался на льду вместе с Нэшем. Рик подобрал шайбу и пробросил ее по борту. Пока я стремился к шайбе, то успел краем глаза заметить, что к Рику на большой скорости приближается соперник. После этого я услышал характерный звук жесткого силового приема и негодующий рев толпы. Обернувшись я попытался вычислить, кто посмел тронуть нашу звезду.
Тем же самым занимался и Джейми Эллисон. Проблема была в том, что это был здоровяк Брэд Браун. Во-первых, Браун вполне мог постоять за себя (и сделать это весьма успешно). Во-вторых, он был близким другом Эллисона. Так что мне пришлось закрыть грудью амбразуру и схлестнуться с Брауном.
Беда в том, что я не успел подумать о стратегии боя. Я просто налетел на более сильного и опытного соперника. В идеале нужно занять правильную и твердую стойку, хорошо вцепиться в противника, повязать его руки – тогда у тебя есть шанс. Но я проигнорировал практически все правила. Я максимально облегчил задачу Брэду. В благодарность он наградил меня двумя мощными ударами по кумполу и успокоился на этом. Надеюсь, Браун тогда не сильно повредил свои руки. Зато теперь все будут знать, что не стоит наезжать на Нэшера.
Я никогда не был тафгаем. На льду от меня требовалось принимать верные и простые решения, стараться держать шайбу вне нашей зоны. Стараться не пропустить. И это мне удавалось. Периодически.
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh4.googleusercontent.com%2F-h7sRVi2nAy4%2FVLZYc17rhdI%2FAAAAAAAAAhc%2FkNBS-zNgLXI%2Fw500-h298-no%2F%25D0%259A%25D0%25BE%25D0%25BB%25D0%25B0%25D0%25BC%25D0%25B1%25D1%2583%25D1%2581%252B2.jpg&hash=44dd3d6dc76170b8b71b24b9759b99d6

Попадание в состав на старте сезона не означало, что мне гарантировано место на всю регулярку. Я не любил отправляться в запас, но еще страшнее было оказаться на драфте отказов. И какая только сволочь придумала эту процедуру? Концепция весьма проста. Твой клуб объявляет на весь мир: «Хоть кто-нибудь, заберите у нас этого доходягу. Пожалуйста!» Не очень прибавляет уверенности. Команда, ради которой ты рвал жопу, готова отдать тебя любому клубу бесплатно, лишь бы он взял на себя твою зарплату.
Поверьте эксперту, очень некомфортно ходить по раздевалке, когда все знают, что ты на уэйвере. И ни для кого из твоих партнеров эта ситуация не является секретом. Они чувствуют запах неопределенности.
Перед стартом сезона Даг Маклин объявил мне, что я выставлен на драфт отказов. Также он признался, что не знает, что будет делать, если меня никто не заберет. В клубе просто хотели иметь возможность безболезненно отослать меня в фарм. Чудесно! Вырисовывались классные перспективы: «Дамы и господа, через 72 часа мистер Пронгер узнает свою судьбу. За первой дверью скрывается команда НХЛ, которая считает, что Шон может ей чем-то помочь. Во всяком случае, в «Коламбусе» надеются, что такая команда существует. За второй дверью его ожидает поездка в АХЛ с зарплатой, составляющей лишь четверть от того, что он надеялся заработать за сезон. Третья дверь ведет в никуда. Он остается в команде, которая дала понять, что не рассчитывает на него».
Хотя я признателен Маклину за честность. Он никогда не скрывал от хоккеиста происходящего. Хотя иногда, считаю, руководство может быть «слишком честным». Как-то я попытался провернуть трюк, что сделал в свое время с Сатером в Нью-Йорке. Я хотел узнать, что мне нужно сделать, чтобы получить больше игрового времени. С этим вопросом я подошел к главному тренеру – Дэйву Кингу: «Кингер, можно тебя на секунду?» - «Конечно, что случилось?» - «Я хочу знать, что мне делать, чтобы играть чаще?» - «Пронгс, ты хорошо понимаешь и чувствуешь игру. Ты трудолюбив и работоспособен. Но я должен признаться, что у тебя очень, очень, очень, очень, очень посредственное катание». Спасибо за ваше авторитетное мнение тренер Кинг. Иногда, дабы сохранить хоть толику уверенности в своих силах, лучше помолчать.
Я остался в «Коламбусе», но сезон выдался крайне непростым. Было здорово вернуться в высший свет, но я не мог полностью насладиться этим ощущением. После празднования Хэллоуина я спросил Маклина, можно ли мне обзавестись жильем и съехать из номера в отеле. Он ответил, что это хорошая идея, но только если я буду арендовать жилье помесячно. Это просто сводило меня с ума. Можно сказать, я постоянно был в одной плохой смене от миноров. Когда у тебя есть жена и маленький ребенок, то такая ситуация заставляет тебя лезть на стенку.
Несмотря на все переживания, я смог застолбить за собой место в четвертом звене. Для игрока вроде меня, получить определенную роль в основном составе – это счастье. «Коламбус» же выступал с перепадами. Команда хорошо играла дома, но была очень плоха на выезде. Неудивительно, что Кинг поседел так рано.
Хотя я бы предпочел поседеть, чем получить удар по яйцам. И этот сапог занесся надо мной перед Рождеством. Мы были в Финиксе и помощник генменджера Джим Кларк подловил меня на выходе их автобуса. Он отвел меня в сторону и сообщил, что я вновь выставлен на уйэвер: «Мы не уверены, что отправим тебя в фарм, но рассматриваем такую возможность». Но меня вновь никто не забрал с драфта отказов. Приятно думать, что в отношении меня 29 остальных команд лиги были солидарны с «Блю Джекетс».
Таким образом, я провел весь сезон-2002/03 в НХЛ. Я вернулся, детка! У меня была роль в команде: чеккер в четвертом звене, центрфорвард полезный на вбрасываниях, игрок бригады меньшинства. Я был уверен, что закрепился в составе «Блю Джекетс». Лето-2003 станет летом Шона Пронгера. Я буду пахать все лето и просто порву всех в следующем сезоне.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика