Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

Автобиография Шона Пронгера. Часть XVIII


DgoniKap

Зарегистрированный
Сообщения
23
Симпатии
0
Баллы
1
#1
proxy.php?image=https%3A%2F%2Flh5.googleusercontent.com%2F-joTg1GKDfvY%2FVFtGRWQB3oI%2FAAAAAAAAAaQ%2FWCSgrQbnKbA%2Fw462-h271-no%2F%25D0%2593%25D0%25B5%25D1%2580%25D0%25BC%25D0%25B0%25D0%25BD%25D0%25B8%25D1%258F.jpg&hash=495e0e753c370c7d07c9160a53c6791f


Я стал уставать от постоянных переездов. Я уже перешагнул 30-летний рубеж, провел большую часть своей карьеры по другую сторону НХЛ и начала задумываться, что могу лучше распорядиться своим временем.
Как вы знаете, в том сезоне «Манитоба» не попала в плей-офф. Генеральный менеджер «Муз» Крэйг Хайзингер заявил, что хотел бы видеть меня в команде на следующем сезоне. Но что думают по этому поводу «Кэнакс»? Я честно признался, что рассматриваю вариант с переездом в Европу.
Мы давно хотели осесть в одном городе. Но, вспоминая мою историю перемещений по Северной Америке, это выглядело маловероятным, останься я в АХЛ. Так что мы решили узнать хоккей по ту сторону океана. Конечно, решения далось мне непросто. Я понимал, что обратного пути не будет. Но все же считал, что это станет верным шагом.
У меня было несколько предложений, но мы решили остановиться на Франкфурте. Мне предложили зарплату в 70 тысяч евро, что было приемлемо. К тому же клуб брал на себя аренду жилья и медицинскую страховку. Да, честно говоря, деньги и не были главной целью. Мы просто хотели жить одной семьей, чтобы дети почаще видели папку.
Я не знал много о немецком чемпионате. Разве что был в курсе, что клуб может заявлять до 12 легионеров, так что был уверен, что в команде будут англоговорящие хоккеисты. Но об этом поговорим позже.
Дела сразу пошли наперекосяк. Я подписал контракт в мае, но на дворе был уже август, а мы не знали, где нам предстоит жить. Наверное, в этом есть и доля нашей вины, надо было быть настойчивее. Однако мы с женой не придавали этому большого значения, так как с нетерпением ждали нашего нового приключения. Ведь здорово же поиграть несколько лет в Европе перед завершением карьеры. Попутешествовать и подзаработать одновременно, играя в хоккей.
Так как мы отправлялись с двумя маленькими детьми на руках, то решили взять вещей с запасом. Вышло восемь здоровых сумок, не считая мелких пакетов. Думаю, многие понимают, что путешествие с детьми – это испытание. А переезд из Драйдена во Франкфурт – настоящее цирковое представление.
Сначала мы совершили перелет из Драйдене в Тандер-Бэй. Там забрали часть своего багажа, который был отправлен заранее и, после четырехчасового ожидания, сели на рейс до Торонто. По прилету мы отправились в отель, где коротали время до финального рейса до Франкфурта. К счастью, дети так устали, что проспали все 7 часов, пока мы летели до Германии.
В аэропорту Франкфурта мы испытали настоящий культурный шок. Когда все вокруг тебя говорят на другом языке, то ты чувствуешь очень неуверенно. Наверное, все же стоило подучить немецкий!
Нас встретили главный тренер «Лайонс» Рик Черномаз и генеральный менеджер Ланс Нетерли. На двух машинах они отвезли нас со всем скарбом и не переставая плачущими детьми в наш новый дом. Мы впервые увидели свое убежище. Судя по выражению лиц моих новых руководителей, они тоже. Как бы помягче сказать… Это была настоящая дыра. К тому же в клубе совершенно забыли о некоторых наших просьбах. Мы просили о двух кроватках для детей. Конечно, там была только одна. Да и еще абсолютно разбитая, так что ребенок мог легко вылезти из нее. Первое время мне приходилось спать прямо у кроватки, чтобы она не сбежала. К счастью, клубу потребовалось всего два месяца, чтобы достать нам другую.
Еще одним минусом было то, что мне приходилось добираться до арены по 50 минут. И это только путь в одну сторону, да и без учета пробок. Сезон не начался, а я уже разочарован.
Следующим испытанием стал медицинский осмотр. Я понятия не имел, чего мне ждать, или хотя бы куда добираться. К счастью, один из моих новых партнеров – Марти Рейхел – вызвался подвезти меня. Когда мы прибыли на место, то выяснилось, что осмотр Марти назначен на 9 утра, а мой - на 14:30. Конечно, я не собирался заставлять Рейхела ждать так долго, поэтому договорился поменяться местами с игроком, чей осмотр был назначен на 9:30.
Когда я зашел в кабинет к врачу, то объяснил ситуацию, однако не встретил понимания: «Это не ваше время». – «Все нормально, я поменялся». – «Извините, но так не пойдет. Вы должны прийти в свое время». – «Какая разница? Я пришел сейчас. Другой человек появится в 14:30». – «Я не собираюсь менять расписание». – «Да вы издеваетесь?» - «Нет. Вы, американцы, всегда думаете, что можете всюду вести себя как хотите. У нас есть правила, и на то есть причины». – «Ты спятил? Во-первых, я канадец. Во-вторых, я всего лишь поменялся местами с другим человеком, время же осталось то же».
Хотел бы я сказать, что выиграл тот спор. Но, увы. Мне пришлось ждать до 14:30. Марти успел вернуться домой, потом вновь приехать за мной и доставить до дома. Я был в Германии всего четыре дня, но уже дошел до точки кипения.
Тренинг-кэмп тоже превратился в кошмар. Целых три недели мне приходилось каждый день садиться в свое авто и целый час добираться до тренажерки. После полутора часов занятий я час ехал обратно домой. Побыв с семьей еще 60 минут, я вновь срывался с места. На этот раз мне ждала 75-минутная поездка на арену для тренировки. Спустя час с четвертью пора вновь ехать домой. Никогда в жизни мне не приходилось столько перемещаться.
Однако для моей жены все было еще тяжелее. Я хоты бы мог с кем-нибудь поговорить. Она же была заперта в странном доме в незнакомой стране с двумя детьми.
Попадая в другую страну, вы сталкиваетесь со многими вещами, о которых раньше не думали. Или сталкиваетесь с тем, что ваши представления о стране разительно отличаются от реальности. К примеру, проблема коммуникации. Конечно, мы можем винить только себя, что не позаботились о том, чтобы подучить немецкий перед переездом. Еще один пример американского невежества – мы думаем, что все могут говорить на английском.
Но чаще это менее значимые вещи. К примеру, поход в магазин. В Америке в больших супермаркетах нас приучают, что кто-то упакует наши вещи. В один из дней мы решили совершить набег на «Уолмарт». Подъехав к кассе с двумя полными тележками, я даже пожалел кассиршу: кому-то придется все это упаковать. Флаг мне в руки! Я несколько минут собирал все наше барахло, заметьте, в это время кассирша начала отпускать других покупателей. Их дерьмо сыпалось на наше, это был хаос. И каждый покупателей проходил мимо нас с презрительной ухмылкой.
Перематываем три месяца вперед (для меня они тянулись, словно, десятилетия). Я играю ужасно, мы живем в «дыре», дети постоянно больны со времени приезда. Я просто сходил с ума. В один день я был в особенно плохом настроении. Как обычно, по дороге на арену мне постоянно гудели, так как я, видимо, опять сделал что-то не так. Это было последней каплей. Я ворвался в раздевалку: «Но что, ебанная немчура, кто не зассыт? – проорал я. – Меня тошнит от вас, от вашей страны, и я не собираюсь больше этого терпеть!»
В комнате повисло молчание. Парни пытались понять, говорю ли я это на полном серьезе или шучу. Думаю, это был не первый эмоциональный срыв кого-то из легионеров, так как все принялись вновь заниматься своими делами. Моя ярость клокотала: «Я серьезно! У кого здесь есть яйца?!» «Хорошо», - раздался чей-то голос. Обернувшись я понял, что у меня проблемы. Это был один из наших тренеров, который выделялся своим телосложением даже на фоне хоккеистов. К тому же он был бывшим боксером.
К этому моменту мои нервы чуть успокоились. Я не знал, насколько серьезно он настроен. Я решил спустить все на тормозах и просто пару раз махнуть руками в его сторону, переводя все в шутку. Но при первом же мое движении он начал свою атаку. БУУМ! Прямо в левый глаз и наш тренер валится на землю. Я помог ему встать и приобнял: «Спасибо. Мне это было нужно». Про себя же я молился, чтобы он не рассердился и не вбил бы меня в пол.
Тот год был худшим в моей карьере. На старте сезона я был так плох, что тренер пригласил меня на беседу. Я не стал лгать и признался, что чувствую себя кошмарно. Он посоветовал просто набраться терпения, так как многие легионеры попадали в такую ситуацию. Он даже вспомнил историю из прошлого сезона, когда талантливому легионеру потребовалось 33 матча, чтобы открыть счет голам.
Мне столько времени не понадобилось. У меня на это ушло 36 матчей! Но даже это не сильно подняло мое настроение. Даже гол я забил паршивый. Хотел бросить в девятку, но плохо попал по шайбе и она проползла под щитком у вратаря. Разве не могло такой херни случиться игр 30 назад?
Также я не мог приспособиться к европейским правилам. Казалось, каждой силовой прием приводит к моему удалению. Две минуты за то, что вы слишком большой, мистер Пронгер. Казалось, на льду я делаю каждое движение неправильно.
Зато повседневная жизнь начала чуть-чуть налаживаться. Мы попросили подыскать нам новый дом еще в августе. В октябре мне сообщили, что, вроде, нашли подходящее место. Так что всего лишь к концу ноября мы смогли перебраться на новое жилье. Это было классное место. Большой дом с хорошим задним двором. До арены всего лишь 10 минут на транспорте. Рядом с нами жила англоговорящяя семья моего одноклубника – Дуэйна Норриса.
На радостях моя жена решила пригласить на новоселье жен и подруг других игроков команды, пока мужья проводили очередной матч. Помню, как я сидел в автобусе и играл с парнями в покер, когда раздался звонок. Я лишь понял: «Жена Пронгса сделала что?»
Выяснилось, что дети играли в мяч на улице и он зачастую залетал на соседский участок. В один момент за вновь улетевшим мячом пошла Трэйси Норрис, в этот же момент появилась соседка. Она подняла мяч и бросила его в Трэйси, угодив той прямо в грудь. Это стало последней каплей немецкого опыта для моей жены. Он стала сильно стучаться в соседскую дверь. Та не хотела выслушивать оскорбления в свой адрес и постаралась захлопнуть дверь, но моя жена успела всунуть ногу, а другой стала колотить по двери. В конце концов, вмешался муж соседки и разнял дам.
Не подумайте, обычно мы очень спокойны. Просто тот период жизни давался нам очень тяжело. Казалось, мы сходим с ума. Возможно, это и есть культурный шок. Все мелкие вещи, на которые ты раньше не обращал внимания, теперь выглядят совсем иначе. И вот ты уже постоянно в плохом настроение.
Одним из немногих радостных событий стало появление в команде Дуга Уэйта. В НХЛ вновь начался лок-аут, но в этот раз он не стоил мне работы, а подарил мне партнера по звену. Дуг был великолепным хоккеистом, который отлично понимал и чувствовал игру. Простыми словами, тем, с кем мне редко доводилось поиграть в Северной Америке. Не знаю, почему тренеры решили поставить нас в одно звено, но мне хочется верить, что такое условие было прописано в контракте Уэйта.
Дуги прилетел в Германию без семьи, поэтому поселился в отеле. Примерно в то же время Брэд Маккриммон был приглашен на должность помощника главного тренера. Я знал Брэда еще раньше, так как он был ментором моего брата, когда тот еще был новичком в составе «Хартфорда».
И вот как-то раздается звонок Уэйта: «Пронгс, мне нужна помощь». – «Что случилось?» - «Это Брэд». – «Что с ним?». – «Он пытается споить меня до смерти». Видимо, их обед «немножко затянулся».
Я успел поработать с Маккриммоном всего несколько месяцев. Но я быстро узнал, что он жил и дышал игрой. За три месяца я научился у него столькому, сколькому не научился у некоторых специалистов за гораздо более долгий срок. Нам всем будет его очень не хватать.
Регулярный чемпионат в Германии короче, чем в НХЛ. Мы провели 52 встречи и попали в плей-офф. В первом раунде нам в соперники достался «Гамбург». Я все еще надеялся, что смогу проявить себя, однако в играх на вылет я не стал ни на йоту сильнее. Я не набрал ни одного очка, после чего повредил колено в четвертом матче серии. С трибуны я наблюдал, как моя команда уступила во втором раунде «Мангейму». Так закончился мой немецкий этап карьеры. И вся моя семья с нетерпением ждала той минуты, когда мы покинем Германию.
Продолжение следует...
 
Вверх
Яндекс.Метрика