Добро пожаловать!

Мы рады приветствовать Вас на форуме детского хоккея

ВАЖНО «Как можно попрощаться, если видишь его в последний раз?»


Пользователи, которые просматривали тему (Всего: 0)

Тема долгое время не просматривалась.
Сообщения
269
Симпатии
44
Баллы
28
#1

Джейсон Цукер и Джаред Сперджен в прошлом декабре могли выбирать между пятым и шестым этажами детского госпиталя Миннесоты. Они решили подняться на пятый, и это, кажется, простое решение, подарило Цукеру встречу с удивительным молодым человеком и самым преданным фанатом в его жизни.

Несколько недель назад, на свое восьмилетие, Такер Хельстром сходил на игру «Уайлд» и сразу же проникся игрой резкого вингера «дикарей», так как их имена звучали похоже и писались практически одинаково. Еще через несколько недель Такер попал в больницу с диагнозом остеосаркома – редкая разновидность рака костей.

Такер с нетерпением ждал визита игроков «Миннесоты». Он понятия не имел, кто появится на его пороге. На его кровати висела майка с надписью «Вперед, команда Такер!», которую он планировал подарить гостю. На спине была написана фамилия Цукера, только первая буква была зачеркнута и заменена на «Т». Представьте же себе потрясение Такера, когда к нему в палату зашел именно Цукер.

«Конечно, мы очень быстро нашли общий язык, – вспоминает 24-летний Джейсон. – Он был прекрасным ребенком. Очень энергичным и жизнерадостным. Очень общительным. Но вместе с этим в нем присутствовало какое-то умиротворение, которое заставляло людей тянуться к нему. И я не стал исключением».

С тех спор между ними завязалась особая дружба. Цукер вернулся домой и рассказал своей невесте, Карли Эплин, о маленьком мальчике, и вскоре они уже вместе навещали Такера и его семью, особенно после курсов химиотерапии, чтобы поддержать малыша.

В прошлом январе врачам пришлось ампутировать Такеру ногу. Мама, Дана Андерсон-Хельстром, попросила Эплин, чтобы Джейсон прислал для ее сына клюшку с автографом. Вместо этого они оба примчались в больницу сразу после операции.

Джейсон и Карли стали первыми не членами семьи, которые навестили Такера.

«Мы поиграли в XBOX и просто пообщались. Наверное, провели вместе два или три часа, – говорит Цукер. – Это помогло ему немного отвлечься, расслабиться. Для меня это был не обязательный визит в больницу, а проявлением дружбы. Казалось, что мы все – члены одной большой семьи».

Тогда Цукер и Эплин решили, что они должны помогать Такеру, его родителям, Дане и Джадду, и сестрам, Кайси и Сиере, поддерживать их и не забывать. «С первого мгновения складывалось ощущения, что ты знаешь его уже очень долгое время», – добавляет Карли.

В каждый свой визит Цукер спрашивал Такера, самого преданного фаната «Миннесоты» на свете, как тому понравились последние матчи. «Он отвечал крайне честно, – вспоминает Эплин. – Он постоянно говорил: «Тебе нужно больше бросать, а не просто гоняться за шайбой». Вы знаете, дети не умеют скрывать, они кристально честны и искренне. Это было так забавно».

Цукер вспоминает один момент, связанный с этим. Тогда у Джейсона наступил застой в игре. «Он просто сказал: «У меня есть для тебе один совет». – «Ладно, Так, что?» – «Активнее прессингуй и чаще бросай», – улыбается Джейсон. – Но со временем Такер забыл часть про «прессингуй активнее». Он просто требовал, чтобы я чаще бросал. Он повторял это раз по 30».

Карли подтверждает, что между Цуком и Таком установились особые отношения: «Не секрет, что для Джейсона этот год стал непростым. Но, думаю, их общение позволило Джейсону по-иному посмотреть на свои проблемы. Знаете, неудачный год в хоккее не идет ни в какое сравнение с маленьким ребенком, который борется с раком.

История Такера напомнила всем нам, что хоккей – это только игра. Да, это работа Джейсона, но стресс от неудач на льду нельзя сравнивать с состоянием семьи, которая проводит дни и недели в больнице. Встреча с Такером стала для нас благословением, она напомнила всем нам о важности человеческой жизни и о всех тех вещах, которые гораздо важнее игры».

29 июня Цукер подписал новый 2-летний контракт с «Миннесотой». Меньше чем через час Карли получила сообщение от мамы Такера, Даны, которая спрашивала, где сейчас находится Джейсон. Он был в родных краях, в Лас-Вегасе. Не зная об успешных переговорах о новом контракте, Дана сообщила, что рак Такера дал метастазы в мозг, и врачи отвели ему всего несколько дней.

Джейсон немедленно забронировал билеты до Миннесоты. Утром 30 июня он стоял на пороге дома Такеров, но еще не понимал всего ужаса происходящего. Он думал, что они вновь просто пообщаются, поиграют в компьютерные игры.

К несчастью, Такеру уже было тяжело дышать, открывать глаза и говорить.

«Он с трудом мог поднять веки, – вспоминает Цукер. – Когда я покидал их дом в тот день, то чувствовал себя просто ужасно. Я обнял его, дал пять. Обнял всю его семью… не могу описать словами, что я тогда чувствовал.

Что можно было сказать Такеру, его семье? Попрощаться? Но как можно просто попрощаться, когда ты понимаешь, что видишь его, наверное, в последний раз? Это было очень тяжело. Мы надеялись, что все будет хорошо, но…»

Карли прерывает его: «Мы всем сердцем надеялись, что у Такера все наладится. Ты стараешься думать о хорошем. К примеру, о том, что в следующем сезоне он вновь будет ходить на матчи «Миннесоты». Так что последняя встреча с Такером нас просто раздавила. Когда мы сели в машину, то не могли тронуться с места, а только плакали».

Но прежде, чем Цукер покинул их дом, произошел эпизод, который Джейсон запомнит до конца своих дней. Долгое время Такер тренировал расписываться так, чтобы его подпись была похожа на подпись Цукера. Когда, наконец, он был удовлетворен результатом, Такер взял одну из своих хоккейных карточек, изображение улыбающегося, здорового ребенка, стоящего на льду в синем свитере. Он был так рад держать в руках свою хоккейную клюшку.
На задней стороне карточки Такер написал свое имя, 16-й номер и подписал ее, как подписывает Цукер. Когда Джейсон прощался, то Дана взяла эту карточку и вложила ее в руку Такера. Он отдал ее Джейсону.

Через два дня, 2 июля, Такер умер. С момента, когда ему поставили страшный диагноз, прошло всего девять месяцев. Ему было всего 9 лет.

Через три дня после трагической новости, 5 июля, Джейсон Цукер сделал татуировку на своем левом запястье. На ней была изображена подпись Такера.
Под ней было написано: «БОЛЬШЕ БРОСАЙ!»

Источник: The Minnesota Star Tribune. (автор перевода - Вячеслав Гусаров)
 
Вверх
Яндекс.Метрика